Президент начни судебную реформу с Юкоса! 15 декабря 2010 года-приговор. Кому?

12/07/2010 - 10:04

Сегодня, 7 декабря в Ростове-на-Дону в 9-00 на пр. Буденновском, возле Ростовской Государственной Консерватории им. Рахманинова женщина провела социально-политический протест, который касается прежде всего судебной реформы в России.

На плакате с одной стороны была фотография президента Дмитрия Медведева, с другой текст протеста: "Президент начни судебную реформу с Юкоса! 15 декабря 2010 года-приговор. Кому?"

Напомним, журнал "Коммерсант-Власть" 15 июня опубликовал статью экс-главы "ЮКОСа" Михаила Ходорковского "Россия в ожидании суда". В своей статье Ходорковский выступил за кардинальную реформу российской судебной системы. В частности, он предложил передать самому судебному сообществу такие вопросы, как формирование половины состава всех трех высших судов; повысить требования к судьям, связанные с возрастным и образовательным цензом; восстановить принцип несменяемости судей; ввести частичную судейскую неприкосновенность; ввести выборность председателей судов; расширить сферу компетенции судов присяжных. Каспаров.Ru попросил ведущих практикующих юристов прокомментировать инициативы Ходорковского, а также высказать свое мнение относительно того, какое место судебная реформа занимает в рамках общей реформы политической системы и кто в настоящее время может стать ее инициатором: судейское сообщество, президент России Дмитрий Медведев или оппозиция.

Сергей Давидис, член Антивоенного клуба, член бюро демократического движения "Солидарность":

— Я согласен с Ходорковским в том, что рычагом, который может перевернуть всю систему государственного управления, является судебная реформа.

Из всех разнообразных реформ, которые в принципе невозможно провести одновременно, она является первоочередной.

О деталях этой реформы можно спорить. Например, выбор судей из корпорации юристов, как адвокатов, так и прокуроров, технически крайне сложно реализовать. Сама же идея повышения независимости судей, как коренная, правильная. Предложение выбирать председателей суда, а также часть состава высших судов самим судейским сообществом мне нравится. Заметно, что у Ходорковского было время подумать, чтобы выделить важное.

Однако власть действует в прямо противоположном направлении. Президент подчинил себе Конституционный суд, который до недавнего времени оставался рудиментом независимости. Очевидно, власть заинтересована в подчинении себе суда. Так что режим вряд ли будет реализовывать предложения Ходорковского, они могут быть учтены только после демонтажа режима. Вероятно, наиболее интересные из них "Солидарность" интегрирует в свою программу "300 шагов к свободе". В настоящее время никто не может быть субъектом реализации судебной реформы. У кого есть возможность — у того нет воли, а у кого есть желание — нет возможности. Ожидания, что Медведев только ждет своего часа, чтобы показать всем, какой он либерал, беспочвенны. Я не думаю, что Ходорковский надеется на него. На изменение системы работают история, кризис и оппозиция. Осознание того, что власть не удовлетворяет потребности общества, происходит. Динамика есть.

Вадим Прохоров, адвокат, член бюро демократического движения "Солидарность":

— В целом предложения, высказанные Михаилом Ходорковским, правильные. Правда, часть обозначенных идей уже реализованы. В принципе уже существует несменяемость судей. Ходорковский, видимо, имел в виду усиление гарантий. Конечно, Медведев лучше, чем Путин, потому что юрист без погон лучше, чем юрист в погонах. Возможно, Медведеву, которого считают неплохим юристом, не дают развернуться. Однако, мне кажется, что люди обманываются в отношении президента.

При Путине в начале двухтысячных Медведев курировал судебную реформу, и при нем, по сути, произошел откат назад, все преобразования свелись к техническим моментам. Так что субъектом реформ Медведев, скорее всего, не будет, у него нет политической воли.

Впрочем, это не единственный пример в нашей истории, когда высшее должностное лицо по факту не является главой государства. В СССР, например, в то время как председателем Президиума Верховного Совета был Михаил Калинин, все решал Сталин, занимавший должность ниже.

Нынешнюю элиту устраивает карманный суд. Судейское сообщество также встроилось в систему и не может двигать собственные реформы. Мало того, судейство изгоняет из своей среды реформаторов. Например, из Мосгорсуда выгнали талантливого судью Сергея Пашина. Российское юридическое сообщество находится еще на ранней стадии развития. В советское время роль судейства была невелика, а потому судьями в основном становились секретарши начальников, закончившие заочно юридический институт. Сейчас статус судьи также невелик. Если за рубежом яркий адвокат пиком своей карьеры считает назначение судьей Верховного суда, то у нас, наоборот, судьи считают своей удачей переход в адвокаты. Так что нынешнее судейское сообщество не является влиятельной корпорацией с высокой степенью самоуважения. Реально судейская реформа произойдет в стране только после прихода нового политического руководства.

Сергей Пашин, эксперт Независимого экспертно-правового совета:

— Я, конечно, в целом согласен с Михаилом Ходорковским, что судейская система действительно нуждается в реформе, но что касается его конкретных предложений, то я поддерживаю из них только два: расширение сферы компетенции суда присяжных и распределение дел по жребию. На мой взгляд, преждевременно вводить такую норму, как назначение судей Советом судей, а не президентом. Это предложение из разряда чудесных дел барона Мюнхгаузена, который вытащил себя за парик из болота. Сейчас предварительный отбор судей ведут, в частности, квалификационные коллегии судей, но происходит он, как ни странно, не по принципу профессиональной квалификации. В настоящее время Совет судей — это организация бюрократическая, зависимая от Верховного суда, и вряд ли она способна нормально заниматься отбором.

Судебная реформа, а в 1991 году я был одним из автором ее концепции, была успешно начата Ельциным, но при Путине она фактически была свернута.

Зависимость суда от администрации президента только упрочилась. Медведев мог бы вернуться к идеалам, провозглашенным в 1991 году. Как гарант Конституции, которая предполагает разделение властей, он мог бы об этом вспомнить и реализовать этот принцип. Пока же Медведев, ограничив компетенцию суда присяжных, двигается в противоположном направлении, но он также может развернуться и в другую сторону.

Вячеслав Смирнов, директор НИИ политической социологии, член федерального политсовета партии "Правое дело":

— Семь пунктов по судебной реформе Михаила Ходорковского просты и вроде бы понятны читателю. В интеллекте и знании темы Ходорковскому никак нельзя отказать. Однако во многом его предложения декларативны, начиная с самого первого пункта. Передавать судейскому сообществу даже "ряд вопросов формирования и развития судебной системы" было бы крайне неосмотрительно. Корпоративная солидарность, усиленная несменяемостью и неприкосновенностью, сформирует при нынешнем составе судейского сообщества такую систему, что "басманное правосудие" покажется идеалом законности и справедливости. Судейское, так же как адвокатское и прокурорское, сообщество крайне консервативно в нашей стране. Что, с одной стороны, и неплохо, так как левые адвокаты и судьи еще более вредоносны для общества. Но доминирование судебно-клановой системы ничем не лучше доминирования исполнительной власти, а других судей нам сегодня взять неоткуда.

При всей простоте и очевидности предложенной Ходорковским реформы она упирается в вопрос: где взять честных, неподкупных, независимых и высокопрофессиональных судей? Понятно, что их надо учить и воспитывать.

Значит, начинать судебную реформу необходимо с реформы системы высшего юридического образования. Кроме того, следует заниматься улучшением правовой культуры общества. Суды присяжных — вещь замечательная, но нормальные среднестатистические присяжные в девяти случаях из десяти признают Ходорковского виновным, а Буданова — нет. Потому что Буданов им социально близок. И об этом не стоит забывать.

Судебная реформа необходима, но ее "мотором" в нашей стране может быть только действующий президент. Хватит ли у Дмитрия Анатольевича мужества и политической воли провести реальную судебную реформу, которая не ограничится косметическими мерами, а кардинально изменит образ мыслей судей, их мотивацию при принятии решений и вынесении приговоров, покажет время.

Лев Пономарев, правозащитник, лидер движения "За права человека":

— Реформу судов мы активно обсуждаем с начала 2001 года, когда прошел Всероссийский чрезвычайный съезд в защиту прав человека. Предложения Ходорковского, направленные на улучшение качества судебного процесса, кроме, пожалуй, особого механизма формирования состава судей, собственно существуют у разных авторов. Но это отнюдь не исчерпывающий список, можно рассматривать и другие предложения.

В стратегическом плане реформа судебной системы важна, но в данный момент мы выбрали для себя другой приоритет — коренную реформу милиции. Так как суды, находясь под контролем самих силовых структур, превратились в малозначимую инстанцию.

Мы продумываем, как бы "укоротить руки" МВД и предотвратить сползание к тоталитаризму.

По моим ощущениям, мы на грани переворота, подготовка к которому ведется в том числе и через создание Центра "Э". Задержание сотен людей осуществляется в плане репетиции, с целью посмотреть, как будет реагировать на наглое попрание законодательства общество, а также Медведев. И мы видим, что пока Медведев на стороне силовиков, в том числе и в части проведения судебной контрреформы. Так, 30 декабря он подписал закон о выведении из юрисдикции суда присяжных всех уголовных дел, подследственных ФСБ, в том числе и дел, связанных с массовыми беспорядками. Мы не знаем, в какие условия поставлен президент, но это для него потеря репутации. Я лично скептически отношусь к тому, что Медведев способен на демократические реформы, но допускаю, что события могут изменить мою точку зрения.

Приговор Ходорковскому и Лебедеву огласят 15 декабря

Оглашение приговора по второму уголовному делу бывших главы корпорации "ЮКОС" Михаила Ходорковского и руководителя группы "МЕНАТЕП" Платона Лебедева назначено на 15 декабря 2010 года. Об этом 2 ноября сообщает РИА Новости.

На заседании 2 ноября судья Виктор Данилкин заявил, что удаляется в совещательную комнату, где будет работать над написанием приговора.

Ходорковский в своем "последнем слове" выразил надежду на то, что "у суда хватит мужества" вынести оправдательный приговор. Бывший глава "ЮКОСА" подчеркнул, что этот приговор "навсегда останется в истории".

Расшифровка "последнего слова" Ходорковского опубликована на сайте "Радио Свобода", которое вело прямую трансляцию из суда. Ходорковский, в частности, заявил: "Мне, как и любому, тяжело жить в тюрьме и не хочется здесь умереть. Но если потребуется, мне (неразборчиво). Моя вера, она стоит моей жизни".

Платон Лебедев от "последнего слова" отказался.

Первое уголовное дело в отношении Лебедева и Ходорковского было возбуждено в 2003 году. В 2005 году бизнесменов признали виновными в мошенничестве, хищениях и неуплате налогов. Их приговорили к девяти годам колонии, а затем срок снизили до восьми лет. Практически одновременно в отношении Ходорковского и Лебедева было возбуждено второе уголовное дело. Их обвинили в хищении нефти и в легализации денег, полученных от ее продажи.

Рассмотрение второго дела в суде началось в марте 2009 года. Обвинение требует приговорить подсудимых к 14 годам лишения свободы. Сами Лебедев и Ходорковский настаивают на своей невиновности. Ходорковский в конце октября выразил благодарность прокурорам, заявив, что "именно благодаря им в нашей невиновности убедились абсолютно все".

Собственная информация "Южного Федерального".

Источник: 
автор: 
Политика
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: