Закрома на замке

10/29/2010 - 11:43

В минувшую пятницу в Ростовской области с рабочим визитом побывал премьер-министр Владимир Путин. Почти инкогнито (присутствие прессы жестко ограничили) Путин навестил донских индюков на предприятии «Евродон», где их выращивают, и сделал заявление, прозвучавшее на всю страну: эмбарго на вывоз зерна из России он продлевает до 1 июля 2011 года.

По мнению экспертов, мораторий на вывоз зерна из России имеет самые негативные последствия. Во-первых, эмбарго уже летом резко стимулировало вывоз зерна за границу – только в первую неделю после того как стало известно о планах ограничения экспорта, было вывезено более 2 млн тонн зерна нового урожая. Это рекордные темпы.
Во-вторых, появилось новое коррупционное поле: известно, что Казахстан никакого эмбарго не вводил, поэтому казахское зерно свободно идет через российские зерновые терминалы. Что мешает чиновникам под видом казахского оформлять партии российской зерна?

Это решение привело к огромным репутационным издержкам. В июне прошлого года на Всемирном зерновом форуме была озвучена амбициозная заявка о превращении к 2020 году России в ведущего мирового поставщика зерна. И все предпосылки к этому у России были.

Зерновой баланс в 2008 году составил 108 млн тонн, в 2009-м – 93 млн. Страна вернула себе статус одного из крупнейших поставщиков продовольствия. По данным Академии народного хозяйства, к примеру, в 2009 году Россия вывезла более 20 млн тонн зерна, заняв третье место в списке экспортеров после США и стран Европы.

Теперь же, мало того, что Россия заработала себе и клеймо страны, которая своей непродуманной политикой привела к взрыву цен на продовольствие на мировом рынке – эмбарго привело к тому, что цены на зерно по всему миру выросли на 50 процентов.

Между тем не все регионы России могут медлить с продажей зерна. Пожалуй, единственным из губернаторов, кто осмелился заявить об этом, стал глава Ставрополья Валерий Гаевский. По его словам, Ставрополье в этом году получило рекордный намолот озимого рапса – больше 180 тыс. тонн. Это треть от всего урожая культуры, выращенного в стране.

На сегодняшний день край отгрузил в Московскую, Липецкую, Самарскую области и Татарстан 75 тыс. тонн зерна.

Вместе со снижением активности регионов упала и цена. Если раньше за пшеницу третьего класса давали 6 тыс. руб./т, то сегодня – только 5200 руб./т. По словам губернатора, не все районы Ставрополья могут медлить с продажей зерна – нужны деньги для закладки нового урожая.
Как вариант, в помощь крестьянам губернатор Ставрополья предложил «раскупорить» по льготной цене интервенционный фонд.

В интервенционном фонде России, согласно официальным данным, находится 8 млн тонн зерна. Это более чем 15 процентов нынешнего валового сбора. Но это зерно почему-то пока не поступает на рынок.

Есть версия, что заявленных объемов в интервенционном фонде нет: часть зерна разворована, а часть – испорчена.

Как бы то ни было, но губернатору Ставрополья дала отповедь министр сельского хозяйства РФ Елена Скрынник: позиция ведомства – фонд не трогать! А спустя несколько дней на элеваторы Ставрополья нагрянули с проверкой. И, конечно же, обнаружили нарушения.
В ходе проверки было установлено, что нарушаются термические условия содержания, а в некоторых хранилищах запасы пшеницы и ячменя заражены вредителями.

По итогам проверки сохранности зерна государственного интервенционного фонда возбуждены дела об административных правонарушениях в отношении ОАО «Кумской элеватор», ОАО «Изобильный хлебопродукт», ОАО «Грачевский элеватор», ОАО «Курсавский элеватор» и ОАО «Зерно».

Иного ожидать не стоило. «После сворачивания экспорта зерновых все элеваторы забиты. В этой ситуации выполнить весь цикл по обработке зерна сложно, это неизбежно сказывается на его качестве», – отмечает представитель одной из действующих в ЮФО сюрвейерских компаний.
Ситуация, сложившаяся в зерновой отрасли России, становится всё более тревожной.

В частности, в тяжелой ситуации оказались предприятия Юга России, где в этом году было собрано много зерна хорошего качества. Если сегодня поставщик продает на внутреннем рынке зерно перерабатывающему предприятию, то возникает вопрос в платеже. Сегодня платежным документом является в основном уже решение суда, а не счет на оплату.
Также в нынешней ситуации часть коммерсантов, которые занимались экспортом, вынуждены, чтобы не разгонять свои компании, заниматься торговлей на внутреннем рынке. Это то звено, без которого очень трудно продавать зерно из Ростовской области, например, в Санкт-Петербург. Здесь возникает вопрос перевозки.

При этом сам процесс оформления перевозки груза не под силу сельхозпроизводителям, потому что они не имеют в штате людей с логистическим образованием, людей, способных оценить риски. Да и в принципе не привыкли нести риски, которые они вынуждены нести сейчас: это недостача по весу и несоответствие качества.

К тому же у нас не до конца разработана система оценки качества зерна. Если в свое время у нас была хлебная инспекция, которая вела оценку зерна, то сейчас на рынке появляется довольно много иностранных компаний, которые оказывают услуги по оценке качества зерна, но они все ориентированы на экспортеров.

Итак, эмбарго есть и будет, а внутренний рынок парализован. Если значительные объемы зерна так и не попадут к потребителю, то в стране возможен настоящий продовольственный кризис. А в чрезвычайных условиях не исключена и принудительная продажа зерна, то есть продразверстка.

Юлия МЕДВЕДЕВА, специально для "Южного Федерального".

Источник: 
автор: 
admin
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: