Похороны убитого в Москве кавказцами Максима Кольцова прошли без скандала

01/13/2011 - 11:35

Родные и близкие простились с Максимом Кольцовым.

Он не был ни националистом, ни фанатом. На парня напали сразу пять кавказцев...

Ваганьковское кладбище милиция не оцепляла. Да и особого ажиотажа не наблюдалось, хотя накануне интернет-сообщество весьма бурно обсуждало гибель от рук дагестанцев 21-летнего Максима Кольцова.

Похороны прошли 12 января, на следующий день после так и несостоявшейся "акции возмездия" в память о событиях месячной давности на Манежной площади в Москве, когда схлестнулись футбольные фанаты с кавказцами после гибели болельщика "Спартака". Сценарий не повторился...

Мама Максима Кольцова Мария была на удивление спокойна - успокоительные таблетки сделали свое дело, только в глазах не осталось ни слезинки - она их выплакла до остатка. Хоронить 21-летнего сына непросто, тем более при таких обстоятельствах...

Все началось в новогоднюю ночь, когда Максим вместе со своей подругой Настей и компанией друзей отмечал праздник в ночном клубе в Орехово-Борисово. Ребята объехали несколько заведений, но они были переполнены или чересчур дороги. Остановились на Ясеневской улице, дом 18. Там веселилась большая компания дагестанцев.

На Ваганьковском кладбище Максима Кольцова похоронили без митингов и каких-то националистических призывов. Просто, по христианскию.

- Они не были пьяными, по крайней мере это не бросалось в глаза, - рассказывает друг Кольцова тоже Максим. - Но вели себя они крайне вызывающе, особенно два "качка", которые всячески демонстрировали свое превосходство над остальными гостями клуба. Их свита всячески потакала выходкам этих джигитов.

Один из кавказцев размахивал травматическим пистолетом и настойчиво искал светлорусую девушку, которую у него "увели". Подруга Максима Кольцова Настя подходила под это описание и привлекла внимание остальных кавказцев, желавших помочь найти своему земляку "потерю".

- Макс вышел с Настей на улицу и подошел к кавказцу, спросил ни ее ли тот ищет. Услышав отрицательный ответ, вежливо попросил прощения за беспокойство и вернулся к нашему столику, - рассказывает Максим.

Максим запомнился всем, кто его знал, простым и добрым парнем.
- Кольцов вообще был очень воспитанным и мягким человеком, я бы назвала его "переговорщиком", настолько умело он мог погасить любой конфликт и помочь избежать ссоры,
- рассказывает подруга Максима Катя. - В походах Макс всегда быстро организовывал бытовой мир и компанию вокруг себя. Никакой агрессии или желания привлечь к себе внимания какими-то неадекватными способами.

Максим Кольцов не был ни футбольным фанатом (весьма спокойно болел за свой "Локомотив"), ни националистом или фашистом. Высокий, красивый парень, был душой компании и умел найти общий язык со всеми своими друзьями.

- От него слова дурного никто не слышал, - говорит его мама. - Даже в отношении людей другой национальности никогда не выражал антипатий. И не надо связывать убийство Максима с какими-то националистическими антипатиями.

...В роковую ночь 1 января к Максиму подошел один из кавказцев и выразил некую претензию (уже решенную!) по поводу его девушки. Началась драка. На Кольцова напали сразу пять человек. На выручку подоспел его друг Максим, остальная часть компании танцевала на дискотеке на первом этаже ночного клуба не догадываясь о конфликте. Противостоящая сторона составила уже более десяти человек... Удар рукояткой пистолета по голове Максим Кольцов пропустил. Упал на пол.

Не дожидаясь вызванной "Скорой", друзья повезли его на такси домой. По пути встретили санитаров и отправились в 68-ю больницу. Тогда Максима еще можно было спасти, но диагноз медиков оказался уж очень положительным. "Легкое сотрясение, справку дадим, но пить надо меньше", - дежурно отправили потерпевшего медики, сделав рентгеновский снимок, который ничего не показал.

- Максим практически не пил, - рассказывает Катя. - Может сейчас и нет смысла это утверждать, но он никогда не увлекался алкоголем. В новогоднюю ночь, конечно, что-то и выпил, но все ребята говорят, что он был полностью адекватен.

После больницы Максима повезли к его девушке Насте - парня знобило и тошнило. На следующий день Максима Кольцова привезли в всю туже 68-ю больницу, его состояние ухудшалось с каждой минутой. Теоретически его еще можно было спасти, но... 2 января, последнепраздничный день. Его просто уложили на койку. Ни о какой операции изначально ни шло и речи. Откачать гематому в головном мозге, ну или еще что делают при таких травмах... И 7 января Максим умер.

Уголовное дело в 143-м отделении милиции (Орехово-Борисово южное) возбудили уже по факту смерти. Опросили свидетелей, одним из основных был именно его друг Максим, составили фоторобот кавказца, который размахивал пистолетом и ударил им Кольцова. Ребятам показали фотографии мужчин пятилетней давности, среди которых они так никого и не опознали. Не нашлось и видеозаписей в ночном клубе - они странным образом исчезли. А Максима похоронили на Ваганьковском кладбище...

- Мы не хотим никакой мести, никакой вражды, - говорит мама Максима Мария. - Но за что убили моего сына буквально возле дома? Почему какие-то отморозки считают себя хозяевами жизни в городе, который является для него родным и где он просто хотел весело отпраздновать с друзьями Новый год? Кто это объяснит?

- Наш район в этом плане особенно криминальный, - говорит Катя. - И это уже не первый случай, на моей памяти уже третий, просто никто об этом не говорит. Милиция банально кормится за счет кавказцев и прикрывает их выходки, которые становятся все более агрессивными. Практически все бары и кафе в Орехово-Борисово принадлежат выходцам с Кавказа и они устанавливают свои правила, так как они привыкли делать у себя дома. Но ведь это был дом Максима...

На Ваганьковском кладбище Максима Кольцова похоронили без митингов и каких-то националистических призывов. Просто, по христиански. Приехали родные и друзья, человек пятьдесят (в храме на отпевании было двести человек). Помолчали и поплакали, отдали дань памяти.

Но глотаемый со слезами вопрос остался: почему и за что?

Почему бездействовала милиция

Максим Кольцов сам в прошлом был милиционером, но, получив травму в драке, не стал обращаться в правоохранительные органы

По факту убийства Максима Кольцова проводилась проверка на уровне местного отдела милиции ОВД «Орехово-Борисово». Погибший - бывший милиционер. Максим был уволен из ОВД «Царицыно» по собственному желанию 16 января 2009 года, после того как отслужил два года в Государственном музее-заповеднике «Царицыно».

Когда Максим поступил в 68-ю горбольницу, врачи прислали в ОВД Южного округа телеграмму. В ней специалисты указали, что, со слов сопровождающих, Максима Кольцова избил неизвестный. В телеграмме был указан диагноз - «закрытая черепно-мозговая травма и ушиб головного мозга». Никаких прочих следов побоев у пациента зарегистрировано не было.

- В приемное отделение больницы пациент попал случайно, - сообщил «КП» источник в следствии, - через восемь часов после драки с неизвестным. То есть когда стало отпускать похмелье и ему стало плохо, он обратился за помощью к медикам. Милицию он или его знакомые и вовсе не удосужились вызвать. Речь идет не об убийстве на национальной почве, а об обычной потасовке с одним из посетителей кафе из-за девушки. После драки неизвестный кавказской внешности покинул питейное заведение и сейчас находится в розыске.

8 января следователи СК России возбудили уголовное дело по факту причинения Максиму Кольцову побоев по статье «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего». Это произошло после того, как в УВД Южного округа столицы от медиков пришла вторая телеграмма. В ней было указано, что москвич 1989 года рождения Максим Кольцов скончался 7 января от «субарахноидального кровоизлияния в мозг». Сейчас поиском убийц занимаются следователи и сотрудники уголовного розыска.

Источник: 
автор: 
Что происходит
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: