Оправдан... по собственному желанию?

03/22/2012 - 08:43

В общественную приемную газеты «Южный Федеральный» поступило обращение из Краснодарского края, содержание которого сводится к следующему. Кровавая, без преувеличения, история случилась в городе Краснодаре. Почти три года назад помощник местного мирового судьи Максим Лозовой вместе с сообщником вечером напали и жестоко избили Алексея Чекалова. Чтобы придать преступлению вид банального грабежа, отобрали у избитого до беспамятства человека 50 тыс. рублей, мобильник и сбежали, услышав крики возмущённых людей. Алексей чудом остался жив, сделавшись инвалидом.

Уголовное дело по факту разбойного нападения кубанские полицейские возбудили. И даже помощника судьи Ленинского районного суда М. Лозового в следственный изолятор определили. По той простой причине, что не успевший ещё потерять сознание Алексей его просто опознал. Опознал потому, что незадолго до этого печального события расстался со своей женой, уличив её в связи с Лозовым. Однако идиллия торжества закона продолжалась недолго. Лозового очередной (а их было много) следователь Фидельский выпускает из СИЗО. И только после обращения потерпевшего в Следственный комитет при МВД РФ следствие наконец-то пошло по пути закона.

Следователь СЧ ГСУ при ГУВД края, расследовав обстоятельства дела, доказав вину Лозового, пытается добиться его ареста. Притом мало того что Лозовой всех свидетелей учит, что, кому и как говорить, так он еще и следователя грозится убить, если тот дело до суда доведет.
И вот здесь начинается самое удивительное. 20 декабря 2010 года Лозовой обращается в Ленинский (в тот самый, где трудится) суд г. Краснодара и просит признать его невиновным в разбое, то есть прекратить в отношении него уголовное преследование. Судья Устинов О.О. жалобу рассмотрел и удовлетворил, даже не изучив материалы уголовного дела, а руководствуясь только жалобой Лозового. Доказательств непричастности Лозового к преступлению суду представлено не было. А возражения прокурора, следователя и начальника отдела СЧ ГСУ при ГУВД КК судья Устинов О.О. как будто не слышал. Надо сказать, что судья Устинов О.О. и ранее принимал в отношении Лозового незаконное решение. Ну а главное, что Ленинский суд Краснодара вообще не имел права рассматривать эту жалобу по принципу территориальной подсудности (ГСУ при ГУВД КК находится на территории другого районного суда).

Конец января 2011 года. Обжалованное решение судьи Устинова О.О. рассматривает кассационная инстанция в краевом суде. Суд отказывает в удовлетворении жалобы потерпевшего и представлении прокурора, но зато незаконное решение Ленинского суда оставляет в силе.
1 февраля. Потерпевший пишет жалобу на эти решения в Президиум краевого суда. 11 февраля. Крайсуд в возбуждении надзорного производства отказывает. Тем временем Лозовой, окрыленный судейской поддержкой, 21 февраля подаёт очередную жалобу всё в тот же Ленинский районный суд: обяжите, мол, следователя исполнить решение – прекратить уголовное дело! И 10 марта Ленинский суд обязывает следователя дело в отношении Лозового прекратить.
Потом были новые жалобы потерпевшего в суды, но он всюду получает отказ, а ходатайства обвиняемого Лозового суды удовлетворяют. Скажете: так не бывает, но время показало, что в г. Краснодаре – бывает!
14 марта 2011 года. Новая надзорная жалоба потерпевшего.

15 апреля 2011 года. Новый отказ.

Ни Ленинский районный, ни краевой суды – никто не «слышит» потерпевшего, следователя и прокурора! Но зато очень хорошо услышан Лозовой, и все его жалобы всегда удовлетворяются! И это притом, что, как указано в Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 10.01.2009: «При проверке законности и обоснованности решений и действий (бездействия) дознавателя, следователя... судья не должен предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по существу уголовного дела»!
19 мая 2011 года. Судья Верховного суда России возбуждает надзорное производство по жалобе потерпевшего. В конце мая это решение поступает в Краснодарский краевой суд. Туда же поступает и надзорное представление краевой прокуратуры.
А дальше уже привычная судейская неторопливость (когда это, не дай Бог, может навредить Лозовому): из Ленинского райсуда в краевой это уголовное дело было истребовано только через месяц!
2 августа 2011 года. Исполняющий обязанности Председателя краевого суда всё-таки отменяет (а как ослушаться Верховный суд?!) решение Ленинского суда. При этом указывает о нарушении «фундаментальных принципов судопроизводства», которого раньше, три месяца назад, он же почему-то не заметил.
После неоднократных обращений потерпевшего, депутатских запросов это многотомное многострадальное уголовное дело изучала Генеральная прокуратура РФ и рекомендовала предъявить Лозовому обвинение в покушении на убийство, передав его в Следственный комитет.
Казалось бы, наконец-то справедливость восторжествует. Да не тут-то было. В борьбу за «освобождение» Лозового вступает следователь Захаров К.А., и 24 июля 2011 года снимает с него все обвинения. Вот так просто – взял и снял. Побеседовав с папой той самой бывшей жены Алексея, которая главная в этой кровавой расправе, – и отменил. Ничего, что люди с генеральскими погонами, умудренные опытом, рекомендовали ему таки заняться расследованием и даже план этого расследования утвердили.

Побеседовал следователь с адвокатом обвиняемого, своей бывшей начальницей г-жой Шуравиной, и отменил.
В октябре заместитель прокурора Краснодарского края отменяет незаконное постановление следователя Захарова К.А., и уголовное дело для дальнейшего расследования передается в отдел по расследованию особо важных дел СУ СК КК. А Лозовой вновь идет проторенным «судейским» путем: пишет жалобу в Октябрьский райсуд, требуя отменить постановление зампрокурора края. И, конечно, судья опять, даже не изучая материалы уголовного дела, несмотря на возражения потерпевшего и прокурора, принимает решение об удовлетворении жалобы Лозового. Если бы Лозовой не был уверен, что его жалоба будет удовлетворена, он не подал бы ее в суд, так как в противном случае у него не было бы шансов на судебное решение его вопроса о прекращении уголовного преследования. Ну и, конечно, как и ранее, Краснодарский краевой суд опять поддерживает решение районного суда.

Все эти решения суды принимают вопреки действующему Уголовно- процессуальному кодексу, разъяснениям Конституционного суда РФ, постановлениям пленумов Верховного суда РФ, которые прямо запрещают судам, рассматривающим жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ, вмешиваться в деятельность следственных органов и давать оценку собранным по делу доказательствам. Это основа действия существующей судебной системы в Российской Федерации. И об этом хорошо знают все судьи, другое практически невозможно себе представить, так как это – аксиома.

В случае с Лозовым – всё наоборот: Судебная коллегия краевого суда оставляет решение Октябрьского суда без изменения. Из решений краснодарских судов можно понять, что делать можно всё, что угодно. Не оглядываясь на закон. Дошло уже до того, что слова следователя на судебном заседании чудесным образом заменяются на противоположные в решении того же суда, а в кассационной инстанции свидетели обвинения вообще говорят «о невиновности» обвиняемого.

Было бы наивно полагать, что краснодарские суды не пойдут повторно на аналогичные (как в 2011 году) нарушения. Ведь Лозовой даже после стольких конфликтов с законом остался в своей должности. Он – неприкасаемый! А теперь ещё несколько слов. Вообще-то прокуратура России в соответствии с Российской Конституцией обязана строго надзирать за точным исполнением Его Величества Закона. Прокуратура Краснодарского края пыталась (и пытается) это делать. В одном из кассационных представлений прокурор отдела по надзору краевой прокуратуры К.В. Митрохин прямо указывает судебной коллегии Краснодарского краевого суда: «...выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Принятое решение вынесено в нарушение требований п. 4 ст. 7 УПК РФ». Более того. Прокуратура указывает на простую штуку: суды (те, которые так рьяно защищают бандита Лозового) дают оценку до завершения предварительного следствия по делу, тем самым предрешив вопросы, которые впоследствии могли (и должны) стать предметом судебного разбирательства. К судьям озарение пришло?! За всем этим стоят либо деньги, либо какой-то реальный человек, облеченный большой судебной или государственной властью, которого эта самая власть поставила защищать закон, наши права А он тайком, по-воровски, дает указания попирать этот самый закон. И неважно, за какое вознаграждение или услуги это делается (будь то деньги, отдых на Черноморском побережье или ответные услуги). Главное, как в старину говорили: на крови это делается и совсем не по-христиански. Это уже и есть – дальше некуда!

Вызывает большие сомнения, что преступление, в результате которого был жестоко, до полусмерти, избит Алексей Чекалов, будет когда-нибудь разбираться в краснодарских судах по-настоящему, как того требует закон.

То, с каким упорством краснодарские суды защищают своего работника Лозового, еще раз свидетельствует о том, что в Краснодарском крае существует каста «неприкасаемых», для которых закон не писан, для них и у них действуют свои понятия. Страшно, что по ним живут уже и некоторые судьи! А потерпевшим остается одна надежда – на нового президента Владимира Владимировича Путина, который с присущей ему твердостью и принципиальностью наконец-то наведет порядок в судейской среде.

Р.S. А ведь до этого кровавого преступления были еще преступления Лозового. Остановить бы его вовремя! Может, и не случилось бы этой трагедии. Но Ленинский суд Краснодара, когда Лозовой попался на мошенничестве, вымогая взятку, чудесным образом «увел» его от уголовной ответственности. Может, тогда он и посчитал себя полным хозяином жизни, который может решать, кому жить, кому не жить, кого убивать, кого миловать? Дело тянется уже около трех лет. Лозовой по-прежнему вершит свои дела в должности помощника мирового судьи в Ленинском суде г. Краснодара. Вероятно, Следственный комитет переквалифицирует действия Лозового по статье «Покушение на убийство».
Остается ждать даст ли Краснодарский суд расследовать дело до конца. Или... Как всегда?
Михаил ЛУНТОВСКИЙ

От редакции:
во избежание возможных претензий со стороны фигурантов данной публикации хотелось бы отметить следующее. ЕСПЧ в решении по делу «НОВАЯ ГАЗЕТА В ВОРОНЕЖЕ» ПРОТИВ РОССИИ» (Novaya gazeta v Voronezhe v. Russia) (жалоба № 27570/03),Постановление Суда, Страсбург, 21 декабря 2010 г., окончательное, указал следующее 33. Для начала Суд напоминает о том, что свобода выражения мнения является одной из основ демократического общества; в соответствии с пунктом 2 Статьи 10 распространяется не только к «информации» или «идеям», которые встречаются благоприятно или рассматриваются как безобидные либо нейтральные, но также и тем, которые оскорбляют, шокируют или внушают беспокойство. (см. «Санди Таймз против Великобритании»(Sunday Times v. The United Kingdom (№ 2)), 26 ноября 1991 г., § 50, Серия A № 217). 34. Проверка на необходимость требует от Суда определить, соответствовало ли вмешательство «острой социальной необходимости», было ли оно соразмерно законной преследованной цели, были ли причины, приведённые национальными органами власти в его обоснование, существенными и достаточными (см. «Санди Таймз против Великобритании» (№ 1), 26 апреля 1979 г., § 62, Серия A № 30). При оценке наличия такой необходимости и характера мер, которые надлежит принять для противодействия ему, национальным органам власти отводятся определенные рамки усмотрения. Эти полномочия, однако, не являются неограниченными, но предполагают надзор со стороны Европейского Суда, чья задача заключается в принятии окончательного решения относительно того, совместимо ли ограничение со свободой выражения мнения, находящейся под защитой Статьи 10 (см. «Нильсен и Йонсен против Норвегии» (Nilsen and Johnsen v. Norway) [БП], № 23118/93, § 43, ЕСПЧ 1999-VIII, и «Иерусалим против Австрии» (Jerusalem v. Austria), № 26958/95, § 33, ЕСПЧ 2001-II). 35. Пресса играет чрезвычайно важную роль в демократическом обществе. Хотя она не должна преступать определённые границы, особенно в отношении репутации и прав других, её долг вместе с тем заключается в передаче – способом, соответствующим её обязательствам и ответственности – информации и идей по всем вопросам, вызывающим общественный интерес (см. «Де Хаес и Гийсельс против Бельгии»(De Haes and Gijsels v. Belgium), 24 февраля 1997 г., § 37, Отчёты о постановлениях и решениях 1997-I). Не только пресса имеет перед собой задачу передачи такой информации и идей, но также и общественность имеет право на их получение. Если бы это было не так, то пресса была бы не в состоянии играть свою жизненно важную роль стража общественных интересов (см. «Торгер Торгерсон против Исландии» (Thorgeir Thorgeirson v. Iceland), 25 июня 1992 г., § 63, Серия A № 239, и «Бладет Тромсё и Стенсаас против Норвегии» (Bladet Tromsø and Stensaas v. Norway) [БП], № 21980/93, § 62, ЕСПЧ 1999-III). 36. Статья 10 защищает не только содержание выраженных идей и информации, но также и форму, в которой они выражены (см. «Обершлик против Австрии» (Oberschlick v. Austria (№ 1)), 23 мая 1991 г., § 57, Серия A № 204). Журналистская свобода также предполагает возможность прибегнуть к определённой степени преувеличения или даже провокации (см. «Прагер и Обершлик против Австрии» (Prager and Oberschlick v. Austria (№ 1)),26 апреля 1995 г., § 38, Серия A № 313). Думается, что данная публикация полностью отвечает вышеуказанным требованиям.

В связи с этим в соответствии со ст. 39 Закона РФ «О средствах массовой информации» редакция уведомляет, что данная публикация является официальным запросом на предоставление информации и направляется в СК Краснодарского края, а также прокурору Краснодарского края и председателю Краснодарского краевого суда для получения соответствующих комментариев.

Что происходит
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: