На Кавказе назревает очень серьезный кризис, очень серьезная возможность войны по очень страшному сценарию...

11/01/2010 - 14:34

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Здравствуйте. Это программа «Особое мнение», меня зовут Татьяна Фельгенгауэр и сегодня у меня в гостях журналист Максим Шевченко. Здравствуйте, Максим Леонардович.

М.ШЕВЧЕНКО: Здравствуйте, Татьяна.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Я хотела поговорить с вами о последних двух предложениях этого интервью, которые цитируют. Конкретно говорит Рамзан Кадыров: «Те, кто критикуют Путина, - нелюди, мои личные враги. Пока Путин меня поддерживает, я могу сделать все». Насколько допустимо главе субъекта Федерации произносить такие вещи?

М.ШЕВЧЕНКО: «I can do everything» там написано. Все или многое, по-моему. Многое. Потому что «I can do everything».

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: По поводу врагов.

М.ШЕВЧЕНКО: Знаете, это не все – это многое. По поводу этого интервью я звонил Алви Каримову, это пресс-секретарь. Вы ему звонили, кстати? Просили комментировать это интервью? Он мне сказал, что английский текст несколько отличается от русского текста. По крайней мере, там есть идиоматические выражения, которые не точны в переводе. Допустим, в английском тексте написано «Putin is my idol» - там есть такая фраза. Вот, Рамзан Кадыров не употребляет слова «идол» ни в какой форме как мусульманин. Он сказал примерно так, что «Путин – это мой кумир».

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, так, на самом деле... «Моего кумира Путина», да? «Кого бы вы хотели видеть президентом?» - «Моего кумира».

М.ШЕВЧЕНКО: Да, а там в английском «idol», допустим. Мне уже несколько раз позвонили, спросили там: «Он что, считает Путина своим идолом?» Понимаете? Мы обсуждаем перевод с английского текста? У вас перевод или вы запросили у чеченского президента русский вариант?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вы не ответили на мой вопрос по поводу врагов Путина. Или он этого не говорил?

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, я не знаю, что имеет в виду Рамзан Кадыров – вам лучше позвонить ему или Алви Каримову и спросить у Рамзана Кадырова, кто является для него врагами Путина. Я уверен, что они с вами с удовольствием побеседуют, и как журналисты, вы могли бы предпринять такую попытку. Это не сложно, их телефоны есть, уверен, на «Эхе Москвы».

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но как журналист вы можете оценить, насколько чиновник такого высокого ранга может произносить такие слова или нет.

М.ШЕВЧЕНКО: Ну, вы знаете, у меня в отношении Чечни есть такое, очень сложное, трагическое восприятие. Я не согласен со многими методами, которые применяются в Чеченской республике, в том числе и сегодня для борьбы с оппозицией. Но я также не могу их адекватно оценивать, потому что сам я не был 15 лет отроду брошен в страшную войну с бомбардировками моего родного города, с убийством массовым огромного количества людей. Ведь, Рамзан Кадыров – он нигде не учился практически. Он с 15 лет воюет непрерывно. Он ничего не умеет в своей жизни, по большому счету, кроме убивать людей и руководить людьми. Он – солдат. Он – солдат, который совершил как и всякий солдат в своей жизни, очень много страшных вещей. Вот, вы поговорите с каким-нибудь человеком, который прошел Великую Отечественную войну. Он вам расскажет, что он убивал, резал людей, тот, кто воевал в пехоте или в спецназе.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да. Но сейчас он – глава субъекта Федерации уже какое-то время.

М.ШЕВЧЕНКО: Он – глава субъекта, но он свалился не с неба. Он плоть от плоти произошел от того поколения чеченского, которое лишили юности и лишили нормальной жизни. У которых мозги перевернуты и искажены. У которых переломаны души. На его глазах практически взорвали его отца, в клочья разорвали, понимаете?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, так, может быть, ему тогда не быть руководителем республики?

М.ШЕВЧЕНКО: А кому быть? Кто с этим справится сейчас в этой ситуации? Это сложный вопрос, у меня нет на это ответа. И, по крайней мере, этот ответ не должен искаться в таких, сиюминутных, знаете ли, блицах. Это очень важная и сложная тема – как привести Чеченскую республику, на территории которой безопасность, поверьте, выше, чем на территории любого другого субъекта Северного Кавказа сейчас, в том числе для любого человека, который туда приедет. Безопасность, да, там выше, чем в Дагестане. В Дагестане, я считаю, ситуация гораздо более опасная для человека. Гораздо более опасная, чем на территории Чеченской республики. Но при всем при этом я, еще раз, я не знаю до конца и не понимаю, как вывести это поколение Рамзана Кадырова (я бы так его назвал). Ведь, такие же как он люди, находятся в лесу, такого же примерно возраста, с такими же изломанными судьбами, переломанными душами. Люди, у которых пытали их родственников, убили их родственников, взорвали их родных, там, близких. Как все это чеченское поколение вылечить от того насилия, которое в них заражено? Сказать «Рамзан – плохой»? Сказать «Тот-то плохой, который в лесу 23-летний амир», об убийстве которого тут у нас, там не знаю, докладывают с помпой? Это все люди, которые еще недавно были детьми и подростками.

Мне кажется, что, конечно, и насколько я, вот, разговаривал с Рамзаном – он способен идти на адекватный разговор с ним. Когда его начинают атаковать вот так вот идиотски, атаковать просто в лоб, он ощетинивается. Это первая реакция человека, который ничего кроме войны в своей жизни не видел. Естественная реакция. Потому что он знает цену жизни и смерти в той мере, в какой это не знают...

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, вот, вы думаете, журналист Newsweek его атаковал? Он поэтому говорил про врагов, которые нелюди?

М.ШЕВЧЕНКО: Он свободно. Судя по всему, он свободно говорил просто, что тоже говорит мне лично о том, что он не видит просто параметров иногда и форматов тех, с кем разговаривает. Для него как для такого, как бы, человека войны, еще раз, такого варлорда жизнь и смерть гораздо более реальны, чем вся эта болтовня. Я не знаю точно – я просто подозреваю, что он так в глубине души думает. Поэтому он словам или болтовне не придает такого большого значения. Но при всем при этом мы все сообща, либералы, консерваторы, не знаю, там, мусульмане, православные, все, кому дорога хоть в какой-то мере Россия, Российская Федерация, наша республика, должны думать о том, как помочь чеченскому народу, его руководству перейти к форматам более внятным. Я могу сказать, что, например, на Кавказе назревает очень серьезный кризис, очень серьезная возможность войны по очень страшному сценарию.

Вот, я знаю, что в Грузии повышен возраст резервистов. Во всех исторических коллизиях повышение возраста резервистов всегда означало прямую подготовку к войне. Я закончу. Плюс к этому, грузинский президент объявил о свободном доступе, безвизовом для граждан Северного Кавказа. С одной стороны, это позитивно для, как я говорил в прошлую программу, для тех осетин, которые проживают в Казбеге. Но, предположим, там окажутся в большом количестве, в значительном количестве оппозиционеры Рамзана Кадырова. Да, не те, кто взрывает метро московское, не подручные Доку Умарова, а лидеры так называемого националистического крыла. И если грузинская армия, Саакашвили нападет на российские войска в Южной Осетии, что очень вероятно (этот проговаривается сценарий), то я не поручусь, что...

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Кем проговаривается?

М.ШЕВЧЕНКО: Он проговаривается в Тбилиси и он проговаривается разными комментаторами.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, в Тбилиси на уровне президента?

М.ШЕВЧЕНКО: По крайней мере, если они считают российские войска оккупационными, то с оккупантами, как правило, воюют. Позвольте я закончу свою мысль?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Пожалуйста-пожалуйста. Я вся внимания.

М.ШЕВЧЕНКО: Так вот, я не исключаю сценария, что в этой войне против российских частей грузины учтут ошибки войны 2008 года, и будут атаковать не осетин, а именно российские части. И в этой войне с их стороны будут участвовать подразделения, которые они будут интерпретировать как подразделения добровольные северокавказцев – чеченцев, ингушей и так далее. А в Тбилиси приедет Ахмед Закаев, который признается легальным представителем чеченского правительства в изгнании. Это создать ситуацию на Кавказе совершенно иную. Этот сценарий очень реален. Нужна просто санкция Вашингтона на то, чтобы начать эту войну. И я вас уверяю, что он найдет массу сторонников (Саакашвили), то есть врагов Рамзана Кадырова, которые будут эту тему осуществлять. Это бросит всю ситуацию на Кавказе и всю Россию в хаос и коллапс – это очень серьезная угроза.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, мы так немного и не поняли, кто же теперь будет личными врагами Рамзана Кадырова.

М.ШЕВЧЕНКО: Я тоже не знаю – вы у него спросите. Дать вам телефон Алви Каримова? Может, у вас нет на «Эхе Москвы»?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Есть-есть.

М.ШЕВЧЕНКО: Тогда позвоните, спросите просто.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Обязательно, да, уточню...

Эхо Москвы, «Особое мнение» 28.10.2010г.

Источник: 
автор: 
admin
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: