Российские госкомпании: как занять высокий пост в 25 лет

02/21/2012 - 11:05

Сын бывшего главы ФСБ Андрей Патрушев назначен первым заместителем гендиректора российско-вьетнамской нефтедобывающей компании "Вьетсовпетро", в которой равными долями владеют правительства обеих стран.

В корпоративной истории российских государственных компаний подобное назначение - что в семье Патрушевых, что в семьях других высоких государственных чинов - уже становится традицией.

Но, как говорят эксперты, в России это стоит воспринимать как еще одну форму государственного вмешательства в бизнес.

На свою первую высокую должность Андрей Патрушев пришел вскоре после института в возрасте 25 лет. В 2006 году он стал советником председателя совета директоров "Роснефти" Игоря Сечина. В том же году старший брат Андрея Патрушева, Дмитрий, был назначен вице-президентом ВТБ. Позднее этот пост он сменил на кабинет председателя правления "Россельхозбанка".

"Вьетсовпетро", в которой Андрей Патрушев получил назначение, является совместным предприятием государственных "Зарубежнефть" и "Петровьетнам".

Компания добывает нефть на трех месторождениях во Вьетнаме. Из всех зарубежных проектов "Зарубежнефти" вьетнамский - самый перспективный. В Индии и на Кубе компания занимается пока только геологоразведочными работами. В Боснии и Герцеговине - производством моторного масла. Запасы нефти во Вьетнаме оцениваются в 56 млн тонн.

Назначений, подобных этому, российская корпоративная культура демонстрирует в избытке.

Сын заместителя председателя правительства Сергея Иванова стал зампредом правления "Газпромбанка" в 24 года, а спустя еще шесть лет Сергей Иванов-младший возглавил правление страховой компании "Согаз", созданной в 1993 году как дочерняя компания "Газпрома". Заместителем предправления в "Согазе" является Михаил Путин, который, по данным газеты "Ведомости", является сыном двоюродного брата Владимира Путина.

Другой сын Иванова - руководитель управления "Внешэкономбанка". В том же банке, но только на должности заместителя председателя правления, трудится и сын бывшего премьера Петр Фрадков. Он пришел в ВЭБ в 22 года на должность эксперта первой категории, а затем стал заместителем представителя ВЭБа в США.

Сын главы минпромторга Виктора Христенко - Владимир - стал генеральным директором одной из четырех крупнейших трубопрокатных компаний в России - "ЧПТЗ - Комплексные трубные системы" в возрасте 25 лет. ЧПТЗ поставляет трубы крупнейшим энергетическим монополиям России.

Власть, "недружелюбная" к бизнесу
Назначение сына или дочери крупного государственного чиновника в состав топ-менеджмента компании - одна из форм вмешательства государства, говорит старший партнер Ward Howell Антон Дерлятка.

"Дети высокопоставленных чиновников оказываются в компании, потому что компании очень важно эффективно выстраивать отношения с государством. В России роль государства в бизнесе очень сильна, соответственно, силен механизм GR - government relations", - объясняет Дерлятка.

Согласно исследованию, которое четыре раза в год составляют аналитики Economist Intelligence Unit (EIU), в России чаще, чем в какой-либо другой стране в мире (из тех, что исследуют EIU), отношение государства к бизнесу называют недружелюбным. Почти 43% менеджеров (из полуторы тысячи опрошенных) назвали отношение "недружелюбным" и более 23% - "очень недружелюбным". Самый высокий показатель в Европе - в Италии, но там столь категорично об отношении власти к бизнесу говорят в три раза реже.

В предыдущем рейтинге, составленном в ноябре, число менеджеров, оценивших отношение со властью таким образом, было ниже.

"Дети чиновников оказываются чаще всего в компаниях, аффилированных с государством, а в частных компаниях такое наблюдается гораздо реже", - отмечает Антон Дерлятка.

В прошлом году на сайте election2012.ru появилось собрание текстов "Власть семей - 2011", в котором ряд журналистов и экспертов описали (или собрали вместе ранее опубликованные материалы), чем занимаются родственники и близкие друзья ключевых чиновников в России: министров и членов аппарата президента, включая самого президента Дмитрия Медведева, а также каким имуществом они обладают, исходя из деклараций о доходах.

Семейный подряд
По мнению президента компании "Экопси Консалтинг" Марка Розина, подготовку сына или дочери руководителя или владельца бизнеса к тому, чтобы он или она унаследовали дело родителей, обычно в компании воспринимают как должное, и раздражение у других менеджеров это не вызывает.

Дети чиновников или бизнесменов, которые входят в состав топ-менеджмента, обычно имеют хорошее образование, напоминает Розин, причем зачастую западное. В 25 лет с хорошим образованием можно стать начальником департамента, не будучи сыном госчиновника, отмечает эксперт.

"Я знаю ситуации, когда изначально говорится, что сын бизнесмена должен унаследовать бизнес, и в компании это все знают, - говорит Розин. - Но когда идет явное перепрыгивание через все ступени, и человек явно находится на должности, которая не соответствует ни его знаниям, ни компетенции, то всем понятно, что этот человек поставлен ради каких-то целей: то ли потоки денежные контролировать, то ли чтобы ему просто помочь карьеру сделать... но это вызывает негативное отношение всех окружающих".

В 2011 году журнал "Финанс" опубликовал список 50 богатейших семей, ведущих бизнес в России. Многие фамилии из списка часто упоминаются в прессе, как люди, близко знакомые с высшими должностными лицами в госаппарате.

Например, на третьем месте рейтинга "Финанса" семья Ротенбергов, которым принадлежит, в частности, "СМП-Банк", а за ними следует семья Молчановых, владеющая строительной группой ЛСР. Бизнесменов из обеих семей российские СМИ называют дружественными с премьер-министром Владимиром Путиным.

На 45 месте в этом же списке находится "Мастер-банк", принадлежащий семье Булочников. По данным на конец 2011 года, в списке аффилированных с банком лиц значится двоюродный брат премьер-министра Игорь Путин, хотя ему и не принадлежит никаких акций.

Екатерина Дробинина
bbc.co.uk

Источник: 
автор: 
admin
Общество
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: