Лечить или не лечить?

03/25/2015 - 14:25

Вот в чем вопрос, если речь идет о пациенте с социально-правовым статусом «бомж»

Информация о том, что 63-летний мужчина без определенного места жительства, которого медики городской больницы № 8 якобы оставили на улице, умер, появилась в сети 16 марта. И уже через два дня были уволены медработники, по предположению причастные к его смерти. Какое место в этой непростой ситуации занимают понятия «неформальная благодарность», «деформация психологии врача», а также как с этим связано падение престижа профессии, кто виноват в смерти мужчины и что грозит недобросовестным медработникаv в случае обвинительного приговора, корреспондент «МК на Дону» разбирался, прибегнув к помощи экспертов.

Версия № 1
Из публикаций, появившихся в СМИ, можно сделать разные выводы. По одной из версий, вечером 14 марта в Ростовскую городскую больницу № 8 по скорой помощи поступил мужчина с признаками переохлаждения, кашлем, ознобом и тремором рук. Исходя из представленной симптоматики, пациенту должны были оказать экстренную медицинскую помощь.
— Экстренной является медицинская помощь, которую предоставляют при внезапных острых заболеваниях, состояниях, обострении хронических заболеваний, представляющих угрозу жизни пациента (пп. 1 п. 4 ст. 32 Закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»), — пояснила «МК на Дону» адвокат Адвокатской палаты Ростовской области Элла Павловна Калинина. — Медицинскую помощь в экстренной форме медицинская организация оказывает гражданину безотлагательно и бесплатно, а отказ в ее оказании не допускается.
Пробыв в приемном отделении какое-то время, больной, со слов персонала, самостоятельно покинул больницу. Потом его вновь обнаружили в центре города и повторно доставили в то же медучреждение. При этом у пациента были взяты необходимые анализы. А в связи с тем, что у больного было подозрение на туберкулез, его поместили в изолятор с целью динамического наблюдения, обследования, а также исключения контакта с другими больными.

В течение ночи, как описано в публикациях СМИ, пациент нарушал режим и выходил из больницы. Утром 15 марта к больному, со слов дежурного персонала, пришел знакомый, который забрал его из медучреждения. При этом, по информации дежурных, пациенту была оказана помощь в доставке совместно с его знакомым до автобусной остановки.
— В указанном выше законе «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» имеются только понятия «близкие родственники» или «законный представитель пациента» — гражданин, который в силу закона выступает от имени представляемого лица в отношениях с третьими лицами, — рассказал «МК на Дону» член Адвокатской палаты Ростовской области Юрий Михайлович Нестеренко. — Такие определения, как «знакомый» или «друг», в законе отсутствуют.
Кроме того, вызывает сомнение и тот, факт, что больного с «другом» довезли до остановки, поскольку это не входит в функциональные обязанности медицинского персонала. Вскоре пациент скончался.

Подстраховались?
Далее появилась противоречивая информация. С одной стороны, согласно версии Горздрава, сотрудники больницы оказали помощь пациенту, с другой — дежурный врач и фельдшер, находившиеся на смене в больнице в день гибели бездомного, таки были уволены.
В связи с тем, что муниципальные ЛПУ не подведомственны Министерству здравоохранения, областная организация обратилась в прокуратуру для того, чтобы получить разрешение на проведение внеплановой комплексной проверки оказания медпомощи в больнице № 8.
Однозначность выводов, опубликованных в сети, несомненно, удивляет, хотя, как говорят юристы, увольнение в таком случае уже может говорить о наличии серьезных правовых нарушений.
— Судя по результатам служебной проверки, проведенной Минздравом Ростовской области, к дежурному врачу и фельдшеру городской больницы № 8 применена самая жесткая дисциплинарная мера — увольнение, порядок оказания скорой, в том числе скорой специализированной, медицинской помощи этими должностными лицами действительно был грубо нарушен, — делится мнением Элла Павловна.

Версия № 2 и что грозит врачам
По другой опубликованной в сети версии, человека, которого госпитализировали с признаками обморожения и подозрением на туберкулез, ранним утром вывезли на каталке за пределы больничного двора и оставили на тротуаре. Через час мужчина скончался от переохлаждения.
— Если будет доказано, что в действиях врачей есть признаки преступления по ст. 109 ч. 2 УК РФ («Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей»), медработники могут быть наказаны ограничением свободы на срок до трех лет либо принудительными работами на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, — поясняет Элла Калинина. — Если же будет доказана вина по ст. 124 ч. 2 УК РФ («Неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом или со специальным правилом, если оно повлекло по неосторожности смерть больного либо причинение тяжкого вреда его здоровью»), уволенные понесут наказание в виде принудительных работ на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового. Но этот вопрос будет решаться по итогам прокурорской проверки. В этом случае вердикт — виновен или не виновен — выносит только суд.
— Кроме того, была нарушена клятва врача (71-я статья закона), — говорит Юрий Нестеренко. — В ней четко прописано, что врач клянется всегда быть готовым оказать медицинскую помощь, внимательно и заботливо относиться к пациенту, действовать исключительно в его интересах независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств…

Интересующий многих вопрос о том, как все-таки должны были себя вести врачи при оказании помощи такому больному, имеет простой ответ. В законодательстве РФ не предусмотрена возможность отказа врачей в оказании медицинской помощи при наличии у пациента подозрения на туберкулез, СПИД или другое серьезное заболевание.

Всемогущий полис ОМС?
При необходимости для получения экстренной медицинской помощи, вопреки мнению многих граждан, не обязательно иметь при себе полис обязательного медицинского страхования.
— В этом случае гражданин не обязан предъявлять полис ОМС (п. 2 ст. 11 Закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ; пп. 1 п. 2 ст. 16 Закона от 29.11.2010 № 326-ФЗ), — пояснила Элла Павловна. — Скорая, в том числе скорая специализированная, медицинская помощь оказывается не застрахованным и не идентифицированным в системе ОМС гражданам за счет бюджетных средств регионов. Однако при неотложной медицинской помощи, которую оказывают при внезапных острых заболеваниях, состояниях, обострении хронических заболеваний без явных признаков угрозы жизни пациента (пп. 2 п. 4 ст. 32 Закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ), гражданин — застрахованное лицо обязан предъявлять полис ОМС при обращении за медицинской помощью (пп. 1 п. 2 ст. 16 Закона от 29.11.2010 № 326-ФЗ).
Специалист по защите прав пациентов, взаимодействию с медицинскими организациями и страховыми компаниями Алексей Пешков говорит о том, что в России это уже далеко не первый случай, когда врачи отказывают пациентам в медицинской помощи, несмотря на долг.
— Например, в Тольятти привлекли к уголовной ответственности врачей, которые выбросили бездомного пациента на улицу, — говорит Алексей Михайлович. — Они обвинялись в неоказании помощи больному, оставлении его в опасности, а также в халатности, повлекшей смерть человека. Статьи Уголовного кодекса, по которым обвиняли врачей, предусматривают наказание до пяти лет лишения свободы. Цинизм ситуации заключается в том, что врачи умышленно оставили в опасности пациента, зная о тяжелом состоянии его здоровья и о том, что он лишен возможности принять меры к самосохранению вследствие своей болезни и беспомощности.

Если дома нет, а родственники есть
— Родственники погибшего, признанные потерпевшими, в случае доказанности вины вправе обратиться с гражданским иском о компенсации материального и морального вреда, причиненного преступлением, — говорит Элла Павловна. — К сожалению, понятие «моральный вред» в Российской правовой системе носит оценочный характер, и размер компенсации в денежном выражении в каждом конкретном случае суд определяет исходя из степени физических и нравственных страданий, которые причинены потерпевшим, а также с учетом формы вины осужденного (умышленно или по неосторожности совершено преступление).
Как неофициально признаются юристы, вопрос моральной компенсации сложный и неоднозначный. Разброс присужденных сумм по судам в разных областях огромный. При этом в столичном регионе за смерть человека могут присудить несколько миллионов рублей, а в Ростове — максимум от 500 000 до миллиона рублей, в сельских районах — и того меньше. Такое ощущение, что за основу берут не бесценную человеческую жизнь, а уровень жизни в конкретном регионе.

Спасение деградирующего
Как признаются специалисты в области медицинского права, за последние десятилетия произошла деформация психологии врача как личности. К причинам такого явления Юрий Михайлович Нестеренко относит следующее: наличие неформальных платежей, в том числе в виде поборов, в практической медицинской деятельности; зависимость предоставления врачом медицинской помощи от факта оплаты и ее величины.
Однако о пользе, которую приносит обществу врач, совесть которого, быть может, не отличается кристальной чистотой, но который при этом является отличным специалистом, все-таки сложно спорить. В данном случае наказание медработников по всей строгости закона, лишающего их возможности занятия профессиональной деятельностью, сломает карьеру. Мужчина, о котором заговорили лишь после его смерти, вдруг стал всем интересен — как факт. Лицемерие общества проявляется во всеобщем жонглировании единым «правильным» мнением о «несчастном» и «недобросовестных» врачах. Если отчаянный гуманизм вдруг посмертно проявился в отношении мужчины-бомжа, то будет ли он негласно применен при объявлении приговора врачам?

Редакция "МК на Дону" благодарит за помощь в подготовке материала члена Адвокатской палаты Ростовской области, старшего преподавателя кафедры «Организация здравоохранения и общественное здоровье» факультета повышения квалификации врачей (ФПК) Ростовского государственного медицинского университета, старшего преподавателя кафедры медицинского права юридического факультета Кисловодского института экономики и права Юрия Михайловича Нестеренко, а также адвоката Адвокатской палаты Ростовской области Эллу Павловну Калинину и специалиста по защите прав пациентов, взаимодействию с медицинскими организациями и страховыми компаниями Алексея Михайловича Пешкова.

Источник: 
автор: 
Юлия Вершинина
Раздел: 
Общество
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: