Таксисты готовят «что-то грандиозное»

03/11/2015 - 13:04

Обещанная забастовка не состоялась. Но недовольство растет

Если поспрашивать разных людей, что же произошло на улице Вавилова 2 марта, ответы будут разными. В руководстве компании «Белое такси» вам с уверенностью скажут, что в этот день у них был плановый техосмотр, который вызвал большое скопление машин и, как следствие, затор. «Осмотр, который перерос в забастовку. Как и на Королева. Мы требуем повышения тарифов!» — ответят таксист Алексей* и некоторые его коллеги. А вечером того же дня в соцсетях появилось сообщение о том, что завтра таксисты выедут на Театральную. Разумеется, на такие угрозы оперативно отреагировали. Но если бы дело было только в забастовке...

Провокация
Возле Театра драмы имени Максима Горького стоял одинокий автозак. Несколько патрульных машин, дежуривших на площади, развеяли сомнения — это именно то, что я думаю.
— Извините, вы не могли бы пойти куда-нибудь в другое место? — обратились полицейские к трем мирно беседующим мужчинам. — Тут готовится несанкционированное мероприятия. Любые скопление людей вызывают подозрения.
— Из-за таксистов? — уточнил я.
— Да-да, — не стал скрывать лейтенант. — Видите, тут и мы, и ОМОН.
Интернет-карты «Яндекса» на тот момент пестрели сообщениями: «Ну что, забастовка будет?» — «В центре 100 машин! Погнали бастовать!» — «На Театралке — менты!» — «Ну вот. Значит, продолжаем горбатиться за гроши».
Впечатление сложилось однозначное — испугались. Ну, а кого обрадует перспектива после пары минут «забастовки» оказаться в автозаке?
— Эти сообщения были «уткой», провокацией, — сказал мне потом таксист Михаил. — Писались они скоординированно, несколькими людьми. Я, кстати, написал самое известное, которое все СМИ процитировали: «Не хотите платить больше — ходите пешком, бомжи!» Зачем? Мы хотели проверить, как на это отреагируют. Известно, как — пригнали автозак, были готовы «принимать».
Мой собеседник — вроде гражданского активиста. Даже псевдоним себе для СМИ придумал — Михаил Пингвинов. В жизни он рассудительный и вежливый парень, но в интернете — склочный и хамовитый матерщинник. Говорит, так надо.
Самое простое из требований недовольных таксистов можно выразить одной фразой: минимальная поездка — 100 рублей, дальше 20 рублей за километр». Сейчас минимальная поездка стоит 65 рублей, а каждый последующий километр — 9—10. Если прикинуть расходы на бензин, мойку и ремонт, станет ясно, что цена действительно не соответствует нынешним реалиям. Но кто сделал ее такой?
— В нашем городе не выполняется закон о такси, — утверждает Михаил Пингвинов. — Соответственно, творится беспредел. Качество услуг падает, компании набирают всех подряд: наркоманов, алкоголиков. Будет соблюдаться закон — вырастет и цена, иначе этот бизнес станет просто невыгоден. В Сочи порядок уже навели — помогла Олимпиада. У нас, по идее, тоже к чемпионату мира наведут. Но что же, нам еще три года ждать?! Ребята готовят что-то грандиозное, но в рамках закона. Будем стараться, чтобы нас заметили. Подробности пока не раскрываем.

Вози кто хочет
Современная работа такси сильно отличается от таковой 10 лет назад. Тогда у таксиста была только рация: принимать заказы от диспетчера. Сейчас диспетчер вносит заказы в приложение для телефона или планшета, а водитель просто выбирает понравившиеся. Но скачать приложение мало: чтобы получить доступ к заказам, надо заплатить. Где-то — 150, а где-то — и 220 рублей в сутки. Есть и более удобные тарифы: недельные и безлимитные. Зато все заработанное — твое, за вычетом уже упомянутых бензина, моек, ремонта и еды. Деньги за пользование приложением вносятся по-разному: в «Лидере» — наличными в офисе, в «306» (оно же «Белое такси») — через терминалы. Некоторые водители работают сразу на две компании. Заплатил обеим за пользование программой — и вот заказов у тебя в два раза больше. Но и мотаться придется как белке в колесе. Еще нельзя забывать, что для многих такси — это не постоянная работа, а лишь совмещение с основной. Выпал выходной — возишь людей, нет — не возишь. Программа это позволяет.
Вместе с Михаилом Пингвиновым заезжаем на автомойку. По-свойски заходим в грязную подсобку, где кроме дивана, столика и плохо показывающего телевизора стоит и заветный терминал. «Введите номер договора», — светится на экране.
— Стать таксистом «306», имея свою машину, очень просто, — говорит Михаил. — Надо просто зарегистрироваться в офисе, получить позывной, положить деньги на счет — и можно выезжать на линию. Потом даже в офис ездить не надо: проснулся, включил приложение, прошел фотоосмотр — и вперед. Приложение-то можно через терминал оплатить.
Фотоосмотр — единственная мера контроля, которую, по словам водителей, «Белое такси» честно соблюдает. Она проводится раз в три дня и заключается в том, что перед выездом на линию водитель должен сфотографировать свою машину и прислать изображение в офис. Делается это через специальную функцию в приложении, так что загрузить старую фотографию нельзя. Крыло помято? Бампер отломан? Никуда не поедешь, пока не исправишь. Разумеется, за свой счет — машина-то твоя. Но это машина. Человек, по словам таксистов, перед выходом на линию не проверяется вообще никак. Ни на предмет опьянения, ни на предмет лицензии. Так, один из моих собеседников, Игорь, никакой лицензии не оформлял, ссылаясь на ее дороговизну.
— По поводу разрешений: мы помогаем его получить, — сказала мне по телефону помощник руководителя службы «Белое такси» Светлана Чекмарева. — Не получил их лишь ленивый.
— Все это хорошо, но мне известно, что такие люди все равно продолжают работать, — заметил я.
— Нет, такие люди исключаются. У нас периодически проводятся проверки ГИБДД, мы исключаем не имеющих разрешения из штата. Другое дело, что они могут переоформляться. Но мы их снова выявляем и прощаемся с ними.
— Хорошо. А что с медицинским освидетельствованием? — хитро поинтересовался я. — Мне известно, что услуги диспетчерской службы оплачиваются через терминал. Значит ли это, что вы не видите водителя, когда он выходит на линию? Ведь он может быть пьян, нездоров...
— Ежесуточно до четырех утра списываются деньги. Идет полный осмотр всех машин, фотоотчет это показывает, машина должна быть не битая и чистая. Кроме того, программа «закрыта» до тех пор, пока медики не проведут осмотр водителя. Иначе на линию никто не выходит, — отчиталась Светлана.
Поверить Светлане на слово, конечно, хочется. Да только меня почему-то охватывают смутные сомнения. Почему водители описывают процедуру выхода на линию совсем иначе? И зачем нужно присылать фотографии авто, если водитель, надо полагать, все равно каждый день приезжает в офис на медосмотр? И самое интересное: сколько времени занимает ежедневный медицинский осмотр всех водителей «306»? Очередь, наверное, такая, что районным поликлиникам и не снилась. И как они только потом работать успевают?

Я не начальник, я партнер
Кому я могу поверить с чистым сердцем — так это всем известной компании «Лидер». Там ни водителей, ни машины не проверяют никак. И не скрывают этого. Потому что «Лидер» — не таксомоторная фирма, а лишь «диспетчерская служба заказа такси». Их дело — донести заказ до водителя, остальное — на его совести.
— Мы для водителей не начальники, а партнеры, — красноречиво сообщила мне начальник отдела маркетинга Оксана Бобрик. — Мы обязаны только обеспечить водителя клиентами, это зафиксировано в законодательстве.
— А следите ли вы за тем, чтобы у всех водителей были лицензии?
— На инструктаже мы информируем их о том, что если они будут нарушать закон, то понесут ответственность. Кроме того, у нас есть партнеры, которые помогают получить лицензию. А что касается медосмотра — даже если бы диспетчерская отвечала за него, это все равно ничего не гарантировало бы. Прошел осмотр, выпил — и поехал. Ну, если уж по-честному.
Когда я выслушал это «чистосердечное признание», на ум пришла забавная аллегория. Представьте, что оружейный магазин начнет продавать карабины «Сайга» всем желающим, но, вручая покупку, продавец будет строго информировать: «Вы ведь не забыли оформить лицензию? Пожалуйста, оформите, это очень важно».
Машина, конечно, не огнестрел, но в ненадежных руках угрозу жизни представлять может. Кто же призван защитить ростовчан от риска оказаться в машине с непонятно кем?
— Вся ответственность за привлечение водителей, не имеющих лицензии и не подтверждающих состояние своего здоровья, полностью лежит на работодателе, — сухо ответил министр транспорта Ростовской области Виталий Кушнарев.
— А как же быть с «Лидером», который заявляет, что они не таксомоторная компания, а всего лишь диспетчерская служба? Они мне заявили, что не обязаны проверять лицензию!
— Лицензии выдаем мы, лицензии на совести водителя. Но я думаю, что в данном случае работодатель просто хочет переложить ответственность.
— Если вы почитаете закон, вы поймете, что у Министерства транспорта в этой сфере не так уж много полномочий, — сказала мне вслед за шефом пресс-секретарь Министерства транспорта Инна Бабаян. — Мы не имеем права останавливать водителя на линии и проверять у него документы или что-то еще. Это работа ГИБДД. У нас бывают плановые проверки, когда мы приходим на предприятие и проверяем заключенные договоры и медкабинет. Разумеется, нарушения выявляются.
О том, как легко можно отделаться от сотрудников ГИБДД, мне рассказали сами таксисты, которые работают в «Лидере» и «306» без лицензии. Нужно просто не крепить на машину «шашечки», а если остановят, говорить, что ты вовсе и не таксист, а пассажир — твой хороший друг. Хотя «шашечки» в «306» нужны для фотоосмотра. Но это тоже не проблема: прикрепил, сфотографировал, снял, спрятал в багажник, поехал.

Честным быть невыгодно
Когда я общался с представителями компаний «Лидер» и «Белое такси», девушки на другом конце провода удивлялись, зачем это я, узнав их мнение о забастовке, начинал расспрашивать о лицензиях и медосмотре. Какая, вообще, между этими вещами связь? А судя по всему, прямая. Именно необязательность исполнения закона и дала возможность двум лидерам рынка занизить цены на поездки так, что среди водителей началось недовольство.
И у Михаила Пингвинова, и у его друзей, с которыми я успел пообщаться, лицензия есть. Стоит она около 5000 рублей в квартал. Плюс, разумеется, налоги, которые платятся с любой деятельности. Вот и получается, что если нелегал на разбитой машине может зарабатывать и 1500, и 2000 рублей чистой прибыли в день, то его законопослушный коллега должен довольствоваться 600—800 рублями. Хотя будем честны: на забастовку собирались и те, и другие. Ну, а что? Кризис в стране, доходы падают у всех. Другое дело, что нелегалы призывают поднять цены и оставить все как есть, а такие, как Михаил Пингвинов, намерены сначала заставить всех соблюдать закон и дождаться того, что цены поднимутся сами. Невидимая рука должна все расставить по местам. Она же должна ликвидировать перенасыщенность рынка, которая всегда вызывает снижение цен.
— Я общался с механиками, которые работали в «Лидере», но ушли, — поделился со мной друг Михаила Василий. — Они рассказали мне, сколько машин занесено в их базу: 15 000!
15 000 — это только «Лидер». А ведь есть еще и «306», где машин вряд ли меньше, и RedTaxi, и другие отнюдь не маленькие компании. Причем речь идет о ростовских компаниях, областные мы не берем.
— Простите, а сколько лицензий на работу таксистом выдано в Ростове? — поинтересовался я у Инны Бабаян.
— Точную цифру по Ростову назвать не могу, но по области — более 34 000.
Вяжется ли эта цифра с примерным количеством таксистов в одной только столице нашего немаленького региона? Мне кажется, что нет.
*Имена таксистов изменены по их просьбе

P. S. Когда этот текст уже был написан, мне позвонил Михаил Пингвинов и рассказал историю, которая произошла накануне, 6 марта, в Аксае. Один из водителей «Белого такси» закрылся в своей машине и нажал на кнопку тревоги. Когда коллеги, находившиеся неподалеку, примчались на подмогу, оказалось, что «нападавшими» были сотрудники полиции. Они собирались задержать таксиста, находившегося в федеральном розыске, а он, поняв, что дело плохо, решил использовать последний шанс. Не помогло.
Источник: МК на Дону

Источник: 
автор: 
Юлия Вершинина
Раздел: 
Общество
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: