Немцов, Украина, кризис

03/03/2015 - 11:39

После убийства Бориса Немцова изначальный смысл антикризисного марша «Весна», планировавшегося на 1 марта, был изменен. В Москве организаторы заявили, что мероприятие будет исключительно траурным. В Ростове общую идею лепили на месте и так и не слепили. Но каждый все равно знал, зачем пришел лично он.

В клетке
Смотровая площадка на улице Седова была огорожена со всех сторон. Полиции для такого мероприятия было совсем немного, но всех пришедших все равно просили открыть сумку. Автозак не понадобился, но на всякий случай тоже стоял неподалеку, и в то же время не на виду — возле здания правительства области.
— Пожалуйста, давайте без оскорблений, — инструктирует участников один из организаторов. — И давайте не будем никого обвинять в убийстве. Пусть этим занимаются правоохранительные органы.

Собравшиеся внутри «клетки» люди клали цветы к портрету Немцова и изредка поглядывали наружу. Там тоже собирался народ, но другой. «Марш предателей “Весна”«, — плакат с такой надписью парень старался поднять как можно выше, чтобы его было видно из-за спин полицейских. Чуть позже среди толпящихся снаружи стали появляться и ополченцы. Защитного цвета одежда, георгиевская ленточка — их ни с кем не спутаешь. Но никаких идейных стычек между пришедшими на смотровую площадку не было. Каждый был сам по себе.
— А не хотите зайти туда? — спросили у председателя ростовского отделения партии «Великое Отечество» Антона Стацика, который смотрел на все со стороны
— Я не хочу прибавлять этому митингу участников, — ответил он. — А то скажут, что я с ними, а я не с ними.
— А зачем вы тогда пришли?
— Понаблюдать. А то либералы потом расскажут, что их пять тысяч пришло. А мы видим, что за вычетом журналистов там человек пятьдесят.
Стацик безусловно приуменьшает: людей было явно больше ста. Для политически неактивного Ростова — немало.
Темный оттенок неопределенности
— У оппозиции нет общей идеологии, — раздается в толпе. Несколько человек стали в круг и разговаривают. Из беседы понятно, что у каждого есть своя сформировавшаяся позиция. Они пришли искренне, от себя. На современных митингах это очень много значит.
— А вы из «Парнаса»? — спрашивает мужчина.
— Нет, я из «Партии 5 декабря». У нас даже регистрации нет, — отвечает ему собеседница.
— Честно, я не понимаю многих господ из «Яблока», — продолжает свою мысль мужчина. — Какая у них идеология? За кого они? Как и Навальный. Создал партию с идеей «за все хорошее». Так результата не будет.
— Простите, а что вас заставило прийти сюда? — интересуюсь я.
— Ну как же! — взмахивает руками женщина. — Траурное мероприятие!
— А оно траурное? Планировалось же как антикризисное, а потом получилось...
— А получился винегрет, — красноречиво характеризует происходящее женщина.
— Основы у нашего мероприятия нет, — заключает мужчина. — Как и у большинства политических партий.

Более четко и стройно разъяснить смысл именно ростовского митинга смог один из организаторов — председатель попечительного совета Фонда политической культуры Геннадий Шупиков:
— Суть марша должна была быть в том, чтобы обратить внимание на экономические проблемы в нашей стране, которые, в свою очередь, связаны с боевыми действиями в Украине. Основным требованием было прекращение боевых действий без разборов, где чья вина. Но кроме войны у кризиса есть и другие причины: это внутренние, глубинные процессы, которые все равно рано или поздно проявились бы в нашем государстве, зависящем от нефти и газа. Либеральная оппозиция считает, что мы зря в 2000-е годы свернули с курса либеральных экономических реформ и вернулись к социалистической уравниловке.
— А что теперь? Считаете ли вы, что после убийства Бориса Немцова антикризисный смысл сегодняшнего мероприятия был смазан?
— Однозначно, он не смазан. Просто приобрел другой, более темный оттенок.
О покойном
Хороших динамиков и усилителей у организаторов почему-то не было. Все речи произносились в старенький и достаточно тихий мегафон. Поэтому расслышать удавалось лишь обрывки. Впрочем, довольно яркие:
— Если бы президент Ельцин выбрал своим преемником не Путина, а Немцова, сейчас мы жили бы в совсем другой стране! — уверял собравшихся организатор митинга Маргос Тирацуян. — Она была бы в ряду европейских развитых стран!
«Сейчас наша страна окончательно закрепилась в новом качестве, в качестве банановой республики», — этот отрывок уже из речи другого выступавшего, но очень уж подходит по смыслу к первому.
— В чем-то Борис Немцов был прав, в чем-то — нет, — рассуждает волонтер движения «Братская помощь» Анатолий Котляров. Он ростовчанин, возит гуманитарку на Донбасс. — Но Немцов отстаивал свою точку зрения, и его можно уважать хотя бы за это. За то, что не прогибался. Это с одной стороны. С другой — он был договороспособен. Договор — это всегда уступка. Немцов мог отказаться от малого, чтобы получить большее. К сожалению, большая часть нашей сегодняшней оппозиции недоговороспособна. Та же проблема и в Украине. И вооруженная оппозиция на Донбассе, и Киев — недоговороспособны.
Внезапно Анатолий перестает говорить. Организаторы объявили минуту молчания. И все собравшиеся честно ее выстояли.
Как только минута прошла, наш собеседник продолжает свою речь, но уже на другую тему: «Уберут Путина — а дальше что?». На рукаве у Анатолия шеврон с надписью «Новороссия», который напугал многих участников: а вдруг провокатор? Но Котляров ведет себя совершенно адекватно.
— Я здесь не ради Немцова, — высоким голосом говорит худощавый паренек в пальто, типичный хипстер. — Для меня это всего лишь возможность выступить против войны в Украине. Она редко выпадает.
В руках у парня и двух девушек, что пришли вместе с ним, — напечатанные на цветном принтере листочки с желто-голубым пацификом и фотография ведущего вечерних новостей на канале «Россия» Киселева с подписью: «Лжец, лжец, лжец». Все трое — студенты ЮФУ.
— А к самому Немцову как к политической фигуре как относишься? — спрашиваю парня.
— Мне не очень нравилась его «правая» направленность, — с ходу отвечает он. — Ведь он же какое-то время возглавлял Союз правых сил. Хотя либеральная направленность привлекает очень.
Когда я отхожу, ребята начинают договариваться о том, чтобы после митинга сходить на Центральный рынок за цветами и положить их к памятнику жертвам политических репрессий в парке Строителей.
Оппоненты
Для патриотов, пришедших полнаблюдать и постоять за ограждением, все однозначно. Они уверены: хоть со смертью Немцова, хоть без нее смысл у «Весны» один — раскачать ситуацию.
— Изменившаяся повестка дня сути мероприятия не меняет, — утверждает Антон Стацик. — Мы видели, как на Украине даже в рамках законодательства происходили подрывные мероприятия.
— А если вы все же увидите, что здесь «раскачивают ситуацию», то что?
— Во-первых, мы будем дополнительным свидетелями. Во-вторых, если правоохранительным органам нужно будет какое-нибудь заявление, мы его дадим. Вмешиваться в процесс физически мы, естественно, не намерены.
— Мы здесь, чтобы люди в России знали, что не одни либерасты на свете существуют, — сказал Алексей Белкин, член Национально-освободительного движения из Новочеркасска. — А что о покойном — должен же кто-то говорить на потеху патриотическим силам и в угоду США, пока Россия не суверенна? Должен.
— А вы считаете, что Россия не суверенна?
— Нет. У нас в Конституции написано про приоритет международного права над национальным. Мы требуем убрать давление международного права. Второе требование — возвращение права на идеологию.

Гарант Конституции
Когда митинг постепенно стал расходиться, худощавый парнишка подложил к портрету еще один из своих плакатов: фотографию Путина с подписью «убийца». Листик трепыхался на ветру и то и дело норовил улететь.
— Ты его цветами придави, — предложила стоящая рядом женщина.
— А вы поддерживаете написанное на нем? — спросил я.
— Да! — решительно отвечает она. — Он — гарант Конституции в нашей стране, и он отвечает за убийство каждого человека.
— За любое, даже за бытовое убийство в подворотне?
— И за него тоже.
Источник: МК на Дону

Источник: 
автор: 
Юлия Вершинина
Раздел: 
Общество
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: