Дети с фронта

02/17/2015 - 22:39

О чем говорят и шутят эвакуированные с Донбасса школьники

Из прифронтовых городов Донбасса волонтерам Воронежской области удалось вывезти 48 детей. Как рассказали сами организаторы благотворительной акции, это далось непросто, ведь для перевозки несовершеннолетних через границу требуется множество документов. К счастью, все удалось, и в назначенный день школьники и дошкольники сидели в автобусе и воодушевленно рассказывали российским общественникам и журналистам обо всем, что им удалось повидать за последние месяцы.

Больше, чем администрация
— Мы ожидаем приезда автобуса с 8 до 11 утра, сами понимаете: смотря как доедут и перейдут границу, — рассказал за день до эвакуации Кирилл Рюмшин, волонтер из Воронежа. В назначенное время мы били на КПП «Изварино — Донецк РФ». Вместе с Кириллом приехала Наталья Огнерубова, сопровождающая от прихода Покровского храма села Отрадного Воронежской области: именно он по запросу Министерства образования и науки Луганской Народной Республики взял на себя организацию поездки и размещения детей.
Привозят детей из прифронтовых городов: Первомайска, Алчевска, Петровского, Суходольска, Горловки. Поселить их удается только на 90 дней: это разрешенный срок пребывания в России для граждан Украины без получения каких-либо статусов в УФМС.
— Местные предприниматели помогли с продуктами питания. Один бизнесмен, по виду уже воевавший и знающий, что такое дети в подвалах, загрузил нам полную «Газель» овощами и фруктами, включая гранаты, апельсины, мандарины, помидоры. Всего тысяч на 300. Еле уместили. Договорились и о походах в зоопарк, дельфинарий, цирк.
Это уже не первый приезд детей из Новороссии. На зимних каникулах туда привезли маленьких луганчан, тех самых, кому довелось побывать на встрече с президентом, который неожиданно посетил Воронежскую область. Отчасти после этого события волонтерским организациям стало проще работать.
Но сама Воронежская область, как известно, с прошлого года не принимает беженцев. Она является исключительно транзитным регионом, то есть помогает в отправке людей в другие субъекты федерации. Даже с началом второй волны беженцев в январе этого года там не было открыто ни одного пункта временного размещения.
Волонтерам и церкви удалось вывезти детей в возрасте от двух с половиной до 14 лет. Младшая девочка 2012 года рождения, конечно, едет с мамой и еще с тремя старшими братьями и сестрами.

Прозрачная граница
Пока автобус подъезжает, на российской стороне границы разворачивается целая жизнь. К 10 утра подъезжает наблюдатель ОБСЕ, один раз у таможни появляется машина «скорой помощи». Через границу то и дело переходят ополченцы и казаки в полном обмундировании, только, разумеется, без оружия. Они пьют чай в местном кафе и шутят с его работницами. По телевизору неустанно крутят новости, и посетители раз за разом вздыхают или тихо ругаются, глядя на обстрелы Луганска или Горловки.
Метрах в ста от КПП, в вагончике для оформления автострахования, продаются значки с символикой ДНР, ЛНР, Новороссии. Чуть дороже, чем можно купить по интернету, но спрос есть.
Ближе к 11 утра у границы скапливаются две длинные очереди: из машин и пешеходов. Среди них много женщин и пожилых людей, которые идут или едут в основном за вещами и вскоре планируют вернуться. А наших детей все нет и нет, хотя автобус уже подъехал к границе…

«Выстрелять весь боекомплект до перемирия»
Один телефонный сигнал — и волонтеры срываются с места, схватив на бегу тяжелые пакеты с едой для детей. Не сговариваясь, Кирилл занимает позицию у поворота на ростовский Донецк, Наталья бежит к автобусу. Прямо там она и депутат парламента Новороссии луганчанка Елена Чертова быстро комментируют для журналистов, как был организован и как прошел переезд. Так получилось, что эта эвакуация состоялось на утро после того, как ее родной Луганск подвергся массированному обстрелу.
— Из Луганска деток нет, хотя и он уже обстреливается кассетными бомбами, «Смерчами», «Ураганами», — рассказывает Елена Анатольевна. — Сейчас мне звонили, что детей распустили из школы. Ждут обстрелов. Пооткрывали подвалы, бомбоубежища. С лета у нас такого не было. Я так понимаю, это приурочено к перемирию! Как шутят ополченцы, наверное, украинская армия хочет выстрелять свой боекомплект.
— А как родители отпускают детей в Россию на такой срок?
— У родителей уже есть доверие, ведь наши дети уже там были, мы им все рассказали. Отпускают. Ведь иначе дети сидят по подвалам.
— Как, вообще, дети себя чувствуют, каково психологическое состояние?
— В автобусе нормальная атмосфера. Дети даже смеялись, речевки скандировали. Когда прошли российскую таможню, все были очень счастливы. Некоторые в первый раз в жизни переходили границу.
— Вас пропустили без проблем?
— Да. Прошли таможенный досмотр без сучка без задоринки!

Дети войны
То, что дети хорошо себя чувствуют и свободно общаются с незнакомым людьми, конечно, очень радует принимающую сторону. Действительно, в автобусе царит веселье, совсем как при обычной школьной экскурсии. Только разговоры и даже шутки у этих детей уже совсем другие.
Ребята наперебой рассказывают, как у них недавно «бахало», как они прятались в подвале или в ванной комнате.
— Было страшно? — обеспокоенно спрашивают россияне.
— Мне нет! — хвастаются мальчишки. — Тем более, чего бояться, когда залп исходящий?
— Мы уже давно определяем, когда «Град», когда гаубица, когда минометы, — рассказывают 14-летние подруги Саша и Наташа. — А мимо дома каждый день танки ходят — это нормально!
— А у нас сбили «Точку-У», — прерывает девочек 11-летний Алеша. — Она летела на Луганск.
— А что такое «Точка-У»?
— Ну, это такая большая «дура», — показывает он руками, а рядом друзья подсказывают: если она взрывается, то у нее очень большая взрывная волна, воронка сто метров радиусом, а вглубь она пять метров. Сносит три футбольных поля за раз. И может нести ядерный заряд.
— Мы видели, как она летела: такая белая, и линия от нее, — выкрикивает София. — Мамы дома не было, я пошла в ванную прятаться. Ракета упала далеко, но взрыв был очень сильный!

«Ух ты! Поезд!»
Разговор про «Точки-У» внезапно прерывается на железнодорожном переезде. Оператор уже обрадовался, что наконец-то можно будет снимать разговоры с детьми без тряски, но они все, как по команде, жадно «прилипли» к окнам.
— Поезд! Ух ты! Смотрите, поезд! Чух-чух! — удивленно восклицают спокойно относящиеся к танкам у дома подростки, глядя на невзрачный товарняк.
— Мы их уже полгода не видели, — через несколько минут все-таки поясняют старшие девочки. — Бывает, стоят какие-то. И то…
До этого дети с нетерпение ждали приезда в Отрадное, но когда длинный поезд проехал, с горечью вздохнули: «Ну вот, все, закончился…»

«Хочу селфи с Путиным!»
Можно ли задавать детям политические вопросы? Наверное, это было бы неэтично… Но даже на некоторые самые простые, самые детские фразы эти ребята отвечали так, как едва ли могли бы ответить школьники мирного времени.
— Что бы тебе хотелось, чтобы у тебя было в Воронежской области?
— Wi-fi, обязательно, — серьезно отвечают дети. Взрослые улыбаются — мол, вот оно, компьютерное поколение…
— Надо же новости читать, — тут же поясняют ребята, заставив всех замолчать. — И звонить родителям по скайпу, потому что не у всех есть деньги на российские сим-карты.
— А чем бы тебе хотелось там заниматься? — спросили мы с коллегой, ожидая ответов вроде «сходить в зоопарк, цирк».
— Нам говорили, в прошлый раз там был Путин, наверное, к нам тоже приедет! Я хочу пожать ему руку и сделать селфи. И выложить в «Инстаграмм».

Маленькие геополитики
Кто-то из ребят вскользь упоминает о дяде, воюющем на стороне ополчения, у кого-то из девочек брата еще прошлым годом оставили в украинской армии, несмотря на то что истек срок службы. Так заходит разговор не просто об артобстрелах, а о настоящих сторонах конфликта.
— Логика Украины: бомбить города, которые они пытаются завоевать, — со смехом говорят мальчики. Взрослые уже не смеются.
— Да! Они думают, что ополченцы нас терроризируют!
— А они вас терроризируют?
Снова смешки.
— Нет, конечно, они нас защищают! Еще они нам еду сами покупают и приносят. И разные вещи для школы. Вот, ранцы всем подарили, — мальчики прямо в камеру показывают новые рюкзаки.
— Да Украина и нас тоже считает террористами! У нас ребенок трехлетний, видимо, может взять гранатомет и идти убивать.
(Смех.)
— А украинских военных мы называем «нацики» или «укропы». А они это себе переняли. Сейчас реклама идет: «Сухарики с укропом! Це украинський стайл!»
В автобусе настоящий взрыв детского хохота, теперь уже улыбаются и сопровождающие.
— А ты бы хотел что-то спросить у Путина? — раз уж охотно пошли политические темы, спрашивают коллеги.
— Когда он заберет нас к себе? — подумав, сказала Наташа.
— И когда кончится война? — добавил Алеша.
— К себе в Россию?
— Ну да. ДНР и ЛНР маленькие и непризнанные. После войны нам нужно будет все строить заново, это очень трудно. Лучше просто войти в Россию. В России же хорошо. Путин не бомбит своих людей.
— Алеша, а сколько тебе лет?
— Одиннадцать.

В Новороссии учат украинский
Напоследок сама депутат Елене Чертова рассказал о том, из каких мест вывозили детей, с которыми мы пообщались.
— Какая сейчас образовательная система в прифронтовых территориях? Ходят ли дети в школу?
— В прифронтовых территориях очень сложно. Многие дети в школу не ходят. Регулярные либо нерегулярные обстрелы не дают им учиться. Но они даже в подвалах учат уроки, берут задания на дом, занимаются и пытаются как-то не отстать от программы. Мы же еще сейчас пытаемся переходить на российскую систему образования. У нас уже пятибалльная система.
— Дети учатся по российским учебникам?
— Частично. Либо по российским учебникам, либо делаем ксерокопии, либо используем электронные материалы. Книг еще, конечно, не хватает. Но это происходит по накопительной системе, нам Российская Федерация их постепенно присылает. Программа, конечно, полным ходом переделывается.
— А украинский язык в школе изучается?
— Да, конечно. У нас же есть украиноязычное население. Очень мало, но есть, и язык у нас второй государственный. Мы его не убираем. Возможно, в будущем у нас будет как раньше, когда украинский язык могли учить по желанию. Мы не Украина. В том плане, что так, как отнеслось самопровозглашенное правительство в Киеве к русскоговорящему населению, — мы у себя так не делаем.

Дети благополучно приехали
Нас с коллегой высадили в Каменске-Шахтинском. Дети прощаются и зовут приехать к ним, говорят напоследок: и Путина привезите!
— Если я дословно процитирую некоторые фразы детей и это прочитают в Украине, меня там обвинят в бессовестной российской пропаганде, — произношу я, вспоминая некоторые детали разговоров. — Но ведь иного материала у меня просто нет.
Ближе к десяти часам вечера Кирилл Рюмшин написал, что детей благополучно довезли до приюта в Отрадном и они уже спят.

Источник: МК на Дону

Источник: 
автор: 
Юлия Вершинина
Раздел: 
Общество
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: