Неуловимый спайс

02/03/2015 - 14:07

Если заглянуть в статистику ФСКН или отдела ГУ МВД по Ростовской области по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, невольно возникает вопрос: а почему вообще вокруг столько разговоров об этом спайсе? Объем его оборота по отношению к другим веществам колеблется в районе 1%, тяжелого героина — и то больше. Но нет, такие рассуждения неправильны. Во-первых, потому, что одного грамма «соли», из которой делают спайс, достаточно для 20 наркозависимых. Во-вторых, несмотря на то что изначально спайс позиционировался как аналог марихуаны, последствия его употребления опаснее в сотни раз. Ну, и в-третьих, не грех будет повторить, что эта смертельная дрянь действительно продается сплошь и рядом.

Активизм: бесполезный и не очень
Все началось со скучного мероприятия в городской Думе. Темой была как раз-таки борьба с наркотиками в 2014 году. Чиновники и полицейские зачитывали по бумажке отчеты о проделанной работе и время от времени прерывались, чтобы поздравить друг друга то с повышением, то еще неизвестно с чем. Содержание речей при этом сводилось к «проведению разъяснительных бесед». Запомнился «молодежный активист» Алексей Пономарев — руководитель молодежного патруля охраны общественного порядка при отделе по делам молодежи администрации Ростова-на-Дону. Должность звучит громко, но что же за ней скрывается?
— Мы проводим рейды по охране общественного порядка, — пояснил он мне потом по телефону. — Вместе с ФСКН участвуем в акциях — раздаем листовки с анонимными номерами доверия. В общем, занимаемся информационной деятельностью. Даже надписи на стенах закрашивать мы не имеем права — только передавать сведения в управляющие компании. Иначе — мелкое хулиганство... Мы хотели этим заниматься, но нам сказали, что нельзя.
Общественная организация «Ростов без наркотиков» в отличие «молодежного патруля» надписи на домах закрашивать не боится. Проблем с полицией тоже не было — ну какой адекватный полицейский будет выписывать штраф за такое благородное дело? Но самое главное — ее руководитель Станислав Горяинов раскрыл мне глаза на то, как на самом деле продается спайс.
— Ты звонишь, но трубку они не берут, — рассказал Горяинов. — Вместо этого приходит СМС: «Что надо?» Ты пишешь: «А что есть?» Они высылают список того, что есть, а ты заказываешь то, что надо. Потом они высылают другой номер и просят положить на него деньги. Бывает, что покупателя «кидают», а бывает, что приходит СМС с адресом «закладки». Заложить товар могут за батарею в каком-нибудь подъезде, в электрическом щитке — где угодно. А буквально вчера мне рассказали историю: в домофон человеку позвонили: «Откройте, мы ключи забыли». Он открыл, но решил посмотреть в глазок — квартира на первом этаже. Зашли двое, спрятали что-то за батареей — и тут же пишут СМС. Как только ушли, пошел смотреть, что там. Оказалось, два пакетика с порошком. Спустил в унитаз. Теперь ждет, кто придет.
— А на кого же зарегистрированы номера, через которые ведется связь?
— Или на бомжа, или на уже умершего человека.
Но на самом деле телефоны на стенах — верхушка айсберга. Как утверждает ФСКН, во всех случаях, по которым они завели уголовные дела в 2014 году, поиск покупателя происходил через интернет. Еще удобнее, еще безопаснее.

Смертельная... ромашка
Прежде чем говорить о том, как ловить торговцев спайсом, надо бы уточнить, что это такое. И, я уверен, для большинства станет открытием, что делается этот страшный наркотик из совершенно безобидных аптечных травок. Да-да, той самой ромашки, календулы, грудного сбора. Эта, безусловно, полезная основа смачивается раствором импортной «соли». Не будем забивать голову сложными химическими терминами, но в результате получается курительная смесь, по эффекту превосходящая все остальные, что существовали ранее. Так что «соль» — это концентрат, а спайс — уже готовый продукт. Впрочем, раствором «соли» не всегда смачивают траву. Иногда его колют, как любой другой внутривенный наркотик.
До декабря 2014 года главной проблемой в борьбе со спайсом была неповоротливость российского законодательства. Соответствующие органы просто не успевали включать в реестр запрещенных веществ все новые и новые виды импортной «дури», а значит, формально торговцы какое-то время были «чисты». Теперь же ФСКН имеет право пополнять черный список самостоятельно, без решения суда. Этот момент считается переломным: спайс начисто выброшен за пределы правового поля. А значит, дело за силовыми органами: ищите, задерживайте, сажайте! Но если бы все было так легко...

Наркоторговые сети
Преступлениями, связанными с оборотом наркотиков вообще и спайса в частности, занимаются сразу две службы — ФСКН и ГУ МВД. Это основные. В некоторых случаях подключаются еще таможенники, если дело происходит на границе, и ФСБ — уж эти стараются приглядывать за всем.
Чтобы разобраться, откуда на улицах Ростова берется спайс, я отправился к начальнику отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков ГУ МВД по Ростовской области Андрею Морозову. И первый вопрос был про разделение полномочий между полицией и ФСКН. Зачем государству нужны две службы, которые занимаются одной проблемой?
— Ответить не могу, — сразу сказал Андрей Александрович. — С ФСКН мы занимаемся примерно одним и тем же.
— И ничем не отличаетесь?
— Вообще. Мы идем параллельно, что рождает некую здоровую состязательность. Например, из всех выявленных в 2014 году преступлений с наркотиками 64% процента приходится на наш отдел. Остальное идет на долю ФСКН, ФСБ и таможни. По раскрытым делам цифра еще выше — 67% за нами.
— А всегда ли спайс продается через «закладки»? Может, есть случаи передачи из рук в руки?
— Крайне редко, — лаконично ответил Морозов. — И речь не только о спайсе, но и обо всех наркотиках. Это ноу-хау, бесконтакный способ, который доставляет нам немалые сложности.
— А как давно вы стали заниматься именно торговцами спайсом?
— С прошлого года. Но определенный опыт уже приобрели. Порой учимся на собственных ошибках. Задержаны участники пяти преступных групп.
— «Соль» всегда импортная?
— В 100% случаев. Чаще всего — Китай.
— То есть наркотик, который можно купить в Ростове, пересек всю Россию?
— Нет, иногда бывают прямые поставки из Китая. Почтой. В качестве примера могу привести случаи, когда «соль» маскировали под детские присыпки, бритвенные принадлежности, стиральные порошки. Недавно обнаружили хлебопечку, где вместо уплотнителя были пакеты с «солью».
— А были ли попытки все же поймать тех, кто пишет надписи на домах? — снова склоняю разговор к одному-единственному, но неопровержимому доказательству того, что распространители где-то рядом.
Подполковник полиции Морозов достает листок бумаги и просит у меня ручку. Его рисунок похож на ветвистое дерево, где некоторые ветки растут прямо от корня. С «кроной» все ясно — это сеть оптовых и розничных распространителей. А что же такое дополнительные «стволы»?
— Вот это — «рекламщик», который отвечает на эсэмэски или сообщения в интернете, — поясняет Морозов. — А вот это — «касса», — добавляет он, рисуя значок доллара.
— И как же местный распространитель знает, что покупатель перевел деньги, если кассир на самом верху? — недоумеваю я.
— Все так или иначе передается наверх. Кассир дает сигнал, местный дилер делает «закладку». А напрямую с покупателем общается только «рекламщик». Который, к слову, ни с кем из участников цепочки не знаком. Он сидит где-то далеко и получает зарплату, даже не видя спайса, который продает.
— Насколько далеко?
— В мае 2014 года в Волгодонске мы задержали организатора, который получал заказы и координировал продажу спайса в Карелии. То же самое и с надписями. Люди, которые их пишут, о местах хранения наркотиков чаще всего ничего не знают. Просто выполняют услугу по тарифу.
Вам наверняка интересно, как именно правоохранительным органам все же удается задерживать людей, которые в прямом смысле продают смерть на наших улицах? Интересно это и мне. Но Морозов, когда я ему задал этот вопрос, отвечать отказался. По формальным основаниям.
- В соответствии с законом «Об оперативно-розыскной деятельности» тактика и методы проведения комплекса оперативно-розыскных мероприятий составляют государственную тайну, - процитировал он нормативный акт слово в слово.
Что ж, будем верить, что это, действительно, поможет нашей полиции бороться с неуловимыми наркодилерами.

Источник: МК на Дону

Источник: 
автор: 
Юлия Вершинина
Раздел: 
Общество
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: