В ожидании мира

12/23/2014 - 21:35

Грэм Филлипс рассказал о работе военного журналиста во время провозглашенного режима прекращения огня

Донецк постепенно сходит с первых страниц военных новостей и уже не так часто всплывает в военных сводках, что, конечно, не может не радовать. В город возвращается нормальная жизнь: нормальная по сравнению с тем, что было во время постоянных артобстрелов.
Естественно, в этих условиях молодая Донецкая Республика сталкивается с большим количеством иных проблем: социальных, экономических. Такая информация обычно пользуется меньшей популярностью, нежели военные обозрения. Поэтому многие журналисты сейчас покидают мирный Донецк.
Мы пообщались с тем, кто не только остался в городе, но работает не покладая рук, даже несмотря на недавнее ранение. Известный британский журналист ответил на вопросы корреспондента «МК на Дону» сразу после возвращения из Горловки, где он первым снял репортаж о ребенке, погибшем во время так называемого «перемирия».

— Грэм, как ваше самочувствие? Ведь вы вернулись к работе так скоро после ранения…
— Я чувствую себя хорошо. Но и спустя месяц моя «дырка», или даже «тоннель», очень большая. Поэтому когда я иду снимать на линии фронта, один из моих первых вопросов: есть ли там доктор? С другой стороны, мне хотелось вернуться как можно скорее. Я был в больнице почти две недели и все это время просто лечился, лежал в постели, даже не использовал интернет. Как только я начал выздоравливать, мне хотелось побыстрее вернуться к работе. Я по ней соскучился.
— Сейчас в самом Донецке нет артобстрелов и активных военных действий. В связи с этим журналисты начали отсюда уезжать. Почему вы решили остаться?
— Это нормально, что журналисты уезжают, когда ситуация становится спокойнее. Я помню, то же самое происходило в сентябре в Луганске. Что касается Донецка, в октябре, когда я сюда приехал, можно было просто отслеживать бомбардировки, чтобы готовить материалы. Снаряды падали постоянно, так что найти информационный повод никогда не было проблематичным. Сейчас их тоже много, просто они совершенно иные и их нужно тщательно находить. Журналистов меньше, потому что Донецк больше не линия фронта. Но здесь все так же важно работать.
— Помимо журналистской работы вы также помогаете людям. Сначала тысячи людей с вашей помощью следили за судьбой дончанки Любы, которая осталась без ноги и стала сиротой после артобстрела. Сейчас вы поддерживаете сбор средств для тяжело раненого Миши. Расскажите, что это за человек и что удалось для него сделать?
— Я считаю, что роль журналиста может сочетаться с другими функциями. Помогать людям замечательно, но это никогда не делается в одиночку. У нас с Катериной из News Front отлично получается. И не только с ней, есть и другие люди, которые внесли свой вклад, поэтому происходящее не стоит называть моей единоличной помощью. Это действительно замечательные люди, которые помогают найти других замечательных людей, способных помочь Мише. Он поправляется, и он благодарит всех за помощь и поддержку. А мы надеемся на лучшее.
— Буквально перед нашим интервью вы два дня подряд публиковали поистине шокирующие кадры из своей поездки в Горловку. По всему интернету разлетелся репортаж о погибшей 9-летней девочке Карине. Расскажите об этой поездке, что ужаснуло больше всего?
— Горловка — поистине прекрасный город. Кажется, что он основан ровно за 200 лет до моего рождения. Но сейчас там очень тяжелая обстановка. Центр выглядит угнетающе. Большинство магазинов закрыты. На окраинах очень страшно. Выстрелы и бомбежки пронзают воздух. Очень много разрушенных домов, люди живут в состоянии постоянного страха. Артобстрел украинской армии вчера убил 9-летнюю Карину Белоног. Да, многие уже привыкли к постоянной напряженности. Ребенок погиб, и это привычно! Ужасно. Люди, с которыми я говорил в районе Никитовского, где погибла Карина, очень злы на Порошенко и украинскую армию.

Источник: 
автор: 
Юлия Вершинина
Раздел: 
Общество
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: