Молочные реки Придонья

12/03/2014 - 22:19

Из жизни фермерства на севере Ростовской области

Возвращаясь к теме импортозамещения и, в частности, обеспечения донского края молоком, мы отправились на север Ростовской области, значительную часть которой составляют сельскохозяйственные районы. Напоить своей продукцией местные животноводы, теоретически, могли бы не только соседние крупные города, но и сам Ростов…

Краснодарское дороже
Дорога до одного из таких мест — Тацинской — лежит практически через всю Ростовскую область. По пути видно и уничтоженный еще в «нулевые» Белокалитвинский молзавод, и несколько колхозов и совхозов, от которых остались одни руины, например колхоз «Правда». Зато есть десятки малых и крупных фермерских хозяйств, очень часто живущих за счет грантов.
Разумеется, далеко не все местные жители занимаются сельским хозяйством. Но у них всегда есть выбор между привычной для ростовчан покупной продукцией и своей, домашней, что продают селяне на рынке в центре поселка или города. Последняя, конечно, на порядок дешевле. Так, в Морозовске трехлитровая банка свежего молока стоит 100 рублей, пол-литра сметаны — 140, полкило творога — 60-65. Один из местных фермеров минувшей осенью делал здесь то самое, что пытается возродить Ростов. Он купил молоковоз и продавал домашнее молоко жителям многоэтажных домов.
В Тацинке домашняя продукция немного дороже. Однако и «Магниты», расположенные прямо напротив таких рынков, не испытывают недостатка в клиентах. Молоко в пакете, которое не нужно кипятить, стоит в полтора раза дороже, но все равно пользуется у селян спросом.

История из девяностых
— Я вырасту, и у меня будет много коров и коз, а потом большая машина, — укладываясь спать, рассказывает бабушке пятилетний мальчик Сережа из Тацинки. В свои юные годы он может и присмотреть за домашней птицей, и подоить козу, и вообще, часто помогает родителям на ферме. Всего можно достичь собственным упорным трудом, учит его опытная фермерша Елена Кондакова. Правда, ребенку пока невдомек, какие неприятные исключения из этого жизненного правила может преподнести реальность.
Около четырех лет назад Елена Ивановна начала использовать признанный бесхозным участок земли недалеко от Тацинки. Здесь она и ее дочь с зятем возвели несколько временных построек и расположили свое хозяйство: коров, коз, домашнюю птицу. Три года земля была в аренде, затем Елена выкупила ее.
Вскоре после этого неожиданно объявился собственник площадки, который потребовал либо оставить ему небольшой асфальтированный участок, либо выкупить его за цену чуть ли не вчетверо выше средней — 1 млн 200 тысяч. Все попытки решить спор мирно и даже предложение обменять эту площадку на другую, большего размера, были отвергнуты.
— Начались и угрозы. Он обещал мне то сравнять все бульдозером, то привезти «Камаз» с навозом, — рассказывает Елена Ивановна. — Человек просто пошел на принцип. Земля ему и даром не нужна. Он восемь лет здесь не появлялся, все поросло бурьяном, налоги тоже не платил. А как только мы все очистили и построили «времянки», он вдруг оказался собственником площадки, зарегистрированной четко по координатам наших построек.
Уходить Елене Ивановне некуда: у нее есть дом в Тацинке, где нельзя держать скот, а помещение для 50 голов найти непросто. Сейчас ее семье нужно заниматься обустройством земли и улучшением условий, но все время и силы отнимают судебные тяжбы. Чтобы иметь дополнительный заработок, недавно Елена Ивановна устроилась работать на местный рынок. Местный молзавод, по ее словам, предлагает закупочную цену 8—10 рублей за литр молока. Также она обратилась в «Гражданский комитет», который помогает отстоять ей право на землю.

Союзников много
К счастью, на стороне фермерши выступает и администрация, в суде не являющаяся стороной конфликта. Для «МК на Дону» инцидент прокомментировал Роман Курличенко, руководитель Комитета по управлению имуществом Тацинского района, который занимается делом Елены Кондаковой по поручению главы администрации:
— Был оформлен договор аренды. Земля размежевана, были проведены торги. По результатам торгов был заключен договор. Есть публикация в газете. По истечении трех лет — установленного законом срока — она выкупила эту землю по преимущественному праву. Все оформление асфальтированной площадки прошло без привлечения Елены Ивановны и нас, администрации. Площадка поставлена на кадастровый учет неизвестно по каким материалам. В суде мы требует признать право Волкодамова на эту площадку отсутствующим. До этого был суд с его требованием признать право аренды недействительным, и этот суд выиграли мы.
Позиция администрации, естественно, на стороне Елены Ивановны. Мы заключили договор купли-продажи. Мы не заинтересованы в том, чтобы наши правоотношения судом были отменены.
Затем, уже после нашего общения с Еленой Ивановной, руководитель «Гражданского комитета» Николай Маликов сообщил об итогах своего разговора с председателем Белокалитвинского суда Александром Юрьевичем Емелиным.
— Александр Юрьевич пообещал лично вникнуть в обстоятельства дела Елены Кондаковой и заняться сложившейся правовой коллизией. Первые суды проходили, еще когда был суд в Тацинской, под председательством А. В. Солошенко, — рассказал Николай Николаевич.

На честное слово
Впрочем, это не единственное дело фермеров, курируемое «Гражданским комитетом». Всего несколько дней назад его руководителю Николаю Маликову поступило обращение от исполнительного директора ООО «Надежда» Натальи Сурковой, которая, согласно тексту документа, стала жертвой обмана инвесторов. Вложив крупную сумму в ее предприятие, два бизнесмена получили в нем доли, а также заняли руководящие посты. В результате хозяйство было доведено до критического состояния: в нем накопились многомиллионные долги, а не получающие зарплату сотрудники требуют выплат от самой Надежды, фактически отстраненной от работы и не имеющей доступа к документации на собственном производстве.

Ферма в шаге от города
По-иному ситуация складывается в соседнем Морозовском районе. Фактически он не относится к сельским, больше половины населения приходится на город Морозовск. Однако сельское хозяйство бурно развивается и на рынке внутри района даже устоялась здоровая конкуренция.
— Около 90% производимого молока в районе у нас приходится на личные подсобные хозяйства, — рассказывает заместитель начальника отдела сельского хозяйства Морозовского района Геннадий Компанейцев. — Животноводством занимаются 4 сельхозпредприятия, 13 индивидуальных предпринимателей — глав крестьянско-фермерских хозяйств и около 5,4 тыс. личных подсобных хозяйств. Молочным же скотоводством занимаются 7 индивидуальных предпринимателей — глав крестьянско-фермерских хозяйств и около 3 тыс. личных подсобных хозяйств. Примерно 40% молока, реализованного перерабатывающим предприятиям области, закупает Семикаракорский молзавод, 30% — Тацинский молзавод, остальное — пополам ООО «Сатурн» и ООО «Молочный край». Закупочная цена в текущем году не была ниже 13—14 рублей за литр.
Также, по его словам, в будущем году планируется открытие семейной животноводческой фермы по производству мяса птицы и создание двух начинающих крестьянско-фермерских хозяйств мясомолочного направления. Фермерам помогает встать на ноги государственная поддержка в виде грантов и различных субсидий. В текущем году в Гагаринском сельском поселении начинающий фермер получил грант в 1,5 млн рублей на развитие своего хозяйства. Согласно бизнес-плану он приобрел трактор, который необходим для заготовки кормов, а в 2015 году планирует приобрести 20 дойных коров.
Совсем рядом с городом Морозовском, в хуторе Общий, располагается небольшое семейное производство, которым занимается семейная пара с двумя сыновьями, оба — инвалиды. У них девять дойных коров. По двору бегают и куры, но это, признаются хозяева, не на продажу — для души. Любимое развлечение младшего ребенка — голубятня.
— Да, непросто, конечно, и молоко покупают по 13 рублей за литр — грабеж! — начинает рассказывать глава семьи Борис, и тут же узнает от Геннадия Гавриловича, что в Тацинском районе цена еще меньше. Как оказалось, фермеры не продают продукцию напрямую на производство, так как у них небольшие объемы, а работают через перекупщиков. В планах есть открытие ИП и увеличение поголовья. Тут же их позвали в администрацию для консультации на предмет возможности получения грантов. Если фермеры оформят документы и будут производить в достаточном объеме высококачественное молоко, то уже в следующем году смогут получать 18 рублей за литр.
Разумеется, речь заходит и об особенно актуальном для Ростова вопросе: смогут ли местные производители реализовать план нового главы администрации, поддержанный в Минсельхозе и на сходах граждан, и вернуть на улицы донской столицы машины с молоком?
— Мы можем выйти на такие объемы, — допускает Геннадий Гаврилович. — Но все-таки Ростов достаточно далеко. Если бы его обеспечивали расположенные поблизости районы, мы могли бы обеспечивать Морозовск, Волгодонск, Цимлянск.
Донские производители молока не имеют возможности продавать его в другие регионы. Тем не менее на сегодняшний день Ростовская область имеет потенциал для полного самообеспечения молочной продукцией, что позволит ей не зависеть от политической обстановки, в частности от антироссийских санкций и ответных мер.

Источник: 
автор: 
Юлия Вершинина
Раздел: 
Общество
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: