Краматорск ожил... и погрузился в бытовуху и стукачество

08/12/2014 - 13:01

Почти сразу после отступления ополчения в сторону Донецка по соцсетям разлетелось такое сообщение: «Жители Краматорска и Славянска удивлены, что российские журналисты больше не берут у них интервью. А им есть, что сказать». «МК на Дону» решил исправить эту несправедливость.

Продам хомячка, куплю кальян

О том, как живет взятый украинской армией Краматорск, можно судить хотя бы по городскому паблику «ВКонтакте». Последняя запись на стене, например: «Как правильно выбирать арбуз». Под ней 37 лайков, 10 репостов и... длинная цепочка комментариев с жарким спором на тему «ДНР или Украина». Чуть ниже — картинка с каплями дождя и подпись: «Мечта краматорчан #1». Еще ниже — пост с горящим автобусом и словами: «Страх краматорчан № 1 — война вернется».
На смежной страничке «Объявления Краматорска» о недавних событиях и вовсе ничего не напоминает. Не станет же человек в военное время искать щенков пекинеса, клетку для морской свинки или гитарную педаль с комбоусилителем? «Ищу компанию для катания на велосипедах по городу. Пишите в личку или комментарии», — пишет 15-летний парнишка. Удивляют только цены на недвижимость: за «однушку» на окраине просят всего около 300 000 рублей, а снять жилье можно и за 1500 рублей в месяц, не считая коммунальных услуг. Стоимость прочих товаров вполне адекватная: иномарка с пробегом в хорошей комплектации — за 370 000, зеркальный фотоаппарат — за 14 000.
— Какие же объявления размещали во время войны? — интересуюсь я у администратора. Ему 21 год, он только что закончил университет.
— О том, как безопаснее свалить, — отвечает он. — Но большинство из них уже вернулись.
— В своем паблике ты удерживаешь нейтралитет?
— Да. Это позволило мне обойти конкурентов, которые освещают только одну позицию.
— А эта картинка про дождь... Хочешь сказать, что для Краматорска сейчас в самом деле главная проблема — жара? Или ты просто избегаешь говорить о политике?
— Да, это сейчас проблема. +45 на солнце. А политику в комментариях и так обсудят.
О войне без штампов
Что больше всего удивляет, когда разговариваешь с жителями Краматорска, так это умение мыслить без навязанных пропагандой шаблонов. Пропагандой как российской, так и украинской. Ей богу, такое мне приходится видеть впервые. Своя позиция у каждого краматорчанина есть, но услышав контраргументы, он не поднимет крик, а спокойно ответит. Видимо, когда живешь в центре событий, лучше распознаешь ложь с обеих сторон.
— Я считаю себя патриотом, стоял на краматорском и донецком майданах, был на киевском проездом. Помогал украинской армии. Но то, что сейчас происходит со СМИ, — это жуть, — сетует студент-историк Дмитрий. — Надо писать много и сочно про нынешнюю власть; про старорежимников, которых здесь куча; про солдат, которые умирают в бою, а их отправляют с пометкой «по неосторожности на учениях»; про генералов, продающих пайки; про ментов, которые сбивают деньги, пугая мобилизацией... Но нет, у нас — «ПТН, ПНХ», «Крымнаш», «в Раде драка», «Америка поможет».
— После ухода ополченцев есть и плюсы, и минусы, — рассказывает бывший сотрудник спецподразделения «Барс» Виталий. Это такой же аналог нашего ОМОНа, как и знаменитый «Беркут». — Плюсы — что люди меньше боятся стрельбы и снарядов, хотя город весь кишит украинской армией. А минусы в том, что, когда ушли ополченцы, цены резко на все подняли. Во времена ополченцев в городе был порядок, а сейчас его нет.
— Цены выросли примерно на 10—20%, — вторит ему слесарь с Новокраматорского машиностроительного завода Виктор. — В основном на табак и алкоголь. Овощи подешевели, мясные на месте.
Кто по ним стрелял, жители чаще всего ответить затрудняются. В отличие от Луганска и Донецка авиация их город не обстреливала, а артиллерия и минометы есть и у ополченцев, и у армии с нацгвардией.
— Как вы вообще живете после ухода ополченцев? Лучше? Хуже? — спрашиваю я у домохозяйки Анны.
— «Лучше» и «хуже» — неправильные слова, — сразу отвечает она.
— А какие правильные?
— «Спокойнее», «мирнее». Мне трудно описать, что происходило. У нас рассказывают анекдот: муж с женой разбили телевизор, чтоб не развестись. Примерно так, вплоть до раздоров в семье.
Еще один анекдот, который любят рассказывать в украинских пабликах: забегает ополченец домой, заходит в подъезд — а там свет горит и лифт работает. Поднимается в свою квартиру, заходит в ванную — а там вода есть. Глядь на кухню — а там жена на газе готовит. Хватается он за голову и говорит: «Ну, все! Значит, украинская армия вошла в город!». Мораль, думаю, понятна. Вот только у жителей Краматорска сведения немного другие.
— Света при ополченцах не было всего пару дней, — рассказывает Анна. — Мина тогда, кажется, попала в подстанцию. Перебоев с газом у нас вообще не было. Продукты завозили, но минимальный набор. Вот отсутствие денежной массы — это проблема посерьезнее.
— С продуктами при ДНР проблем особо не было, только некоторые втридорога продавали, не стесняясь. Вода с перебоями была, свет был всегда, газ тоже всегда, — говорит слесарь Виктор.

Настало время стукачей?

Интересные вещи местные жители рассказывают о мобилизации. Призыва в украинскую армию, по словам сразу нескольких человек, с Донбасса нет. Не берут даже тех, кто приходит добровольно, — видимо, боятся «пятой колонны». Что касается ополченцев, то они тоже не мобилизовывали, а, скорее, «привлекали к общественно-полезным работам». Без оружия. Рыть окопы или убирать в административных зданиях. Но это тоже не для всех, а преимущественно для нарушителей: пьяниц, хулиганов и нарушителей комендантского часа.
— Я сбежал из Краматорска, когда понял, что там настало время стукачей, — рассказывает мне в одном из ростовских кафе полиграфист Александр Сурнин. Оружия он в руках не держал, но при штабе ополчения работал. Занимался идеологией и учетом задержанных за различные провинности. — После ухода ополчения я пробыл в городе дня четыре. С ними уйти не мог. А потом сел автобус и поехал в Харьков, Воронеж и, наконец, в Ростов.
— А как именно выглядело это стукачество?
— Да прямо на улицах стоят урны для доносов! Люди новой власти не верят, они видели, как те стучат в ворота прикладом автомата.
Другие краматорчане урн на улицах не видели. Но сам факт доносительства признают.
— Стукачество действительно началось. Причем стучат те, кто стучал и при ДНР, — говорит проукраинский студент-историк Дмитрий. — Власти этого не требуют, но дают такую возможность.
— А за кого все это время милиция была?
— Надели ленточки георгиевские. Но при взятии изображали сопротивление. В городе 400 человек милиции и полный арсенал оружия, а захватили горотдел 8 вооруженных людей и человек двадцать с дубинками. Начальник горотдела до последнего лавировал. Ну, его понять можно. Скажешь, что за Украину, — прибьют, скажешь, что за ополченцев, — трибунал, потом прибьют. Так вот, сейчас они все с желто-голубыми ленточками ходят.
Сейчас Дмитрий сотрудничает с представителями ООН — собирает информацию о нарушении прав человека. Ищет людей, сам берет интервью. Опрашивал он и ополченцев. Уверяет, что в мозгах у них — каша.
— Наши местные пацаны сказали, что берут оружие, чтобы защититься от правосеков, которые идут убивать русскоговорящих, — передает он их слова. — Потом поняли, что никаких правосеков нет, а воюют они с такими же русскоговорящими бойцами украинской армии, и то только потому, что уже взяли оружие. Я им говорю: сдайте оружие. А они: обратного пути нет, это уже не наша власть.
Мир на Донбассе может наступить только тогда, когда этот порочный круг будет разорван. Вот только кто и как его разорвет?

Источник: 
автор: 
Юлия Вершинина
Раздел: 
Общество
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: