Альхен бы плакал

07/22/2014 - 19:21

Ростовский филиал немецкой компании стал жертвой мошенничества

По сравнению с миллиардными махинациями в «Оборонсервисе» эта история выглядит невинной шалостью. Но что касается отточенности схемы и филигранности исполнения, с этим утверждением еще можно поспорить.
История такая. Дом-интернат для престарелых и инвалидов станицы Ленинградской Краснодарского края объявил и разыграл аукцион на выполнение работ "Модернизация автоматической пожарной сигнализации, системы оповещения о пожаре и управления эвакуацией зданий…» в рамках целевой программы "Пожарная безопасность в Краснодарском крае на 2013-2016 годы». Государство на безопасность инвалидов и престарелых, учитывая целую череду трагических происшествий в подобных заведениях за последние годы, средств не жалеет. Деньги в размере 5,5 млн. рублей на проведение этого аукциона Ленинградским ДИПИ были получены, аукцион проведен в электронной форме , выиграл его филиал немецкой компании ООО «ТРЭИ-Холдинг» - «ТРЭИ-Юг». Филиал подписал договор и в счёт обеспечения своих обязательств, согласно требованиям конкурсной документации, перечислил собственные средства на счёт дома-интерната в размере 30% от начальной аукционной стоимости контракта, то есть 1 664 814,00 рублей. Далее филиал разместил заказ у единственного в стране производителя требуемого оборудования, который также оплатил собственными средствами.
Все чисто, прозрачно, как и задумывалось девять лет назад при принятии 94 Федерального закона "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд". Но приступившая к исполнению задания компания от своих поставщиков узнает, что в конкурсной документации указан нереальный срок его исполнения – 20 дней. А реальный срок изготовления и отгрузки оборудования ВОРС-Стрелец, установленный заводом-изготовителем ЗАО «Аргус-Спектр», на 25 дней больше. Тут надо учесть, что при составлении конкурсной документации именно Ленинградский дом - интернат должен был сделать запрос и получить официальный ответ от завода-изготовителя ЗАО «Аргус-Спектр» по поводу сроков поставки оборудования. Представить достоверную информацию в конкурсной документации – его обязанность.
Но может быть произошла досадная ошибка? Дальнейшие события вокруг этих электронных торгов в эту версию не вписываются. Уже после заключения договора с филиалом «ТРЭИ-Юг» директор ГБУ СО КК "Ленинградский ДИПИ" Л.М. Романова предложила немецкому филиалу закупить данное оборудование не у непосредственного изготовителя, а у организации ООО «ТЭКОС». Но как автоматическая пожарная сигнализация системы оповещения о пожаре и управления эвакуацией зданий оказалось у ООО «ТЭКОС»? Оборудование это специфическое, заказывается под конкретный объект, распродать его как картошку на базаре практически нереально. Для каких целей ООО «ТЭКОС», не участвовавшее в аукционе, еще до момента его проведения заказала данное оборудование, а потом предложила немецкому филиалу перекупить его по ценам, превышающим общую стоимость договора? И как Ленинградский дом - интернат узнал о том, что у ООО «ТЭКОС» случайно такое оборудование оказалось?
С 1 июля 2010 года, как известно, все госзакупки в нашей стране проходят на открытых электронных площадках. Эта мера призвана исключить сговор между участниками торгов. Законодатели были уверены, что никто не знает, сколько всего участников на виртуальных электронных торгах, а физический контакт между ними исключен. На самом деле, если рассматривать рынок промышленного оборудования, тем более рынок региональный, там присутствует всего несколько игроков, которые друг друга знают. Созвониться и договориться эти фирмы всегда смогут. Заранее оговоренный «победитель» аукциона выплачивает остальным участникам в качестве отступного определенный процент от суммы контракта. Понятно, что эта сумма могла быть существенно ниже, если бы не эти «откаты». Если же на торгах появляется нежелательный «варяг», в данном случае филиал «ТРЭИ-Юг», для борьбы с ним можно использовать другие технологии. Например, заранее заложить в текст договора невыполнимое условие, как это сделали с филиалом «ТРЭИ-Юг». Согласно правилам, заказчик в этом случае уведомляет надзорный орган – антимонопольное ведомство, что торги результата не дали, и вполне законно может заключить договор на поставку с кем только пожелает, но уже не на 5,5 миллионов рублей, как в нашей истории, а на значительно большую сумму…. Ну а если нежелательный победитель начнет сопротивляться, прижать его так, что тот сам откажется от сделки.
Что, например, было применено по отношению к немецкому филиалу? В тексте договора не только были указаны нереальные сроки поставки оборудования, но и прописана уплата пени за просрочку исполнения обязательств, из расчета два процента от цены Договора за каждый день просрочки. Если просрочка заказчиком была спланирована заранее, дальше должны были последовать односторонний разрыв договорных отношений, иск в арбитражный суд, отказ платить за поставленное оборудование и, естественно, требование выплатить неустойку за просрочку исполнения договора. Именно так и случилось.
Дом престарелых в небольшой кубанской станице и такие страсти? Это-то и притупило бдительность немецкого филиала. Старики и инвалиды здесь, конечно, ни при чем. Речь идет о хорошо отлаженном бизнесе, получившем в народе меткое определение «роспил».
Уже задним числом проведя собственное расследование, сотрудники филиала «ТРЭИ-Юг» выяснили, что только в 2012 году в Ленинградском РОВД было возбуждено несколько дел, в которых фигурировало руководство местного дома-интерната. Дело №387277 – о незаконном переоформление дома пенсионерки в собственность директора ЛенДИПИ Л.М.Романовой, дело №352630 - о хищении бюджетных средств там же, дело №352433 и №352401 - о принятии на работу "мертвых душ". Есть ещё дела по мелким кражам и жалобы на администрацию ЛенДИПИ от проживающих пенсионеров и инвалидов. Персонаж романа И. Ильфа и Е. Петрова «Двенадцать стульев» директор старгородского дома престарелых «голубой воришка» Альхен при виде такого размаха заплакал бы от зависти.
Но ведь существует великое множество контролирующих организаций. Власть, в конце концов. Выполнение договора о поставке противопожарной сигнализации действительно контролировали чиновники разного уровня. Руководитель Управления социальной защиты населения министерства социального развития и семейной политики Краснодарского края в Ленинградском районе С.В. Арнаут, которая по странному стечению обстоятельств ранее в течении долгих лет руководила ГБУ СО КК "Ленинградский ДИПИ", несколько раз приезжала в офис филиала «ТРЭИ-Юг». В первый раз вместе с заместителем директора ГБУ СО КК "Ленинградский ДИПИ" А.Л. Громом, тоже по странному стечению обстоятельств своим сыном. Второй раз с директором дома-интерната Л.М Романовой. Они забрали подписанные филиалом «ТРЭИ-Юг» Акты КС-2и КС-3 - это специальные формы для отчета о выполненных работах, предусмотренные в системе электронных торгов, и счета для перечисления денежных средств за выполненные работы. В подтверждении своих обязательств Л.М Романова передала гарантийное письмо, в котором подтвердила свои финансовые обязательства учреждения в размере 4 397 637,53 рублей. Документы все в наличии имеются.
Уже во время этих визитов стало понятно, что немецкий филиал твердо намерен действовать в рамках закона и ни на какие прозрачные намеки договориться, не реагирует. Также безрезультатно закончились телефонные звонки от человека, который представлялся сотрудником Администрации Краснодарского края Секачевым. Чтобы прекратить давление, филиал «ТРЭИ-Юг» письменно обратился в министерство социальной защиты Краснодарского края с просьбой разобраться в данной ситуации, но ответа до сих пор не получил.
Когда никакое давление не помогло, а филиал «ТРЭИ-Юг» в точном соответствии со сроками, обозначенными производителем, смонтировало и установило в Доме-интернате пожарную сигнализацию, сотрудников немецкого филиала для завершения работ просто не пустили на территории ГБУ СО КК "Ленинградский ДИПИ". А далее все, как и было спланировано: разрыв договора и арбитражный суд.
Чтобы читатель представил цену вопроса, несколько цифр: интернат получил 5,5 миллиона рублей из бюджета и более шести миллионов денег подрядчика в лице немецкого филиала «ТРЭИ-Юг». Смонтированное оборудование, естественно, на месте. И за все это руководство учреждения ещё подало на немцев в суд. А теперь угадайте, какую сторону поддержал Краснодарский арбитражный суд.
Скажете, так не бывает. Бывает. Более того, иск подан против филиала, а филиал не может быть ответчиком в суде. Но это не смутило судью А.Х. Ташу . В нарушение закона он принял исковое заявление против не надлежащего ответчика и предложил истцу считать ответчиком юридическое лицо, которого в суде не было.
Просто так, случайно, в суде, как правило, закон не нарушают. И адвокат «ТРЭИ-Юг» Д.Хасавов заявил аргументированный отвод судье И.А.Ташу. Определением Арбитражного суда Краснодарского края, подписанным заместителем председателя Краснодарского Арбитражного суда В.Н Романовым, заявление об отводе судьи Ташу А.Х. оставлено без удовлетворения. Почему? Вспомните интонацию Михаила Задорного «а теперь внимание» - потому что адвокат Д.Хасавов действует по нотариально заверенной доверенности от директора филиала, а филиал не может быть участником суда и делать отводы!
Есть в этой истории момент, на который пока никто не обращает внимания. Еще полгода назад это была бы история о том, как непросто нашему государству бороться с коррупцией и воровством бюджетных средств. Но после известных событий и принятия экономических санкций в отношении России со стороны ЕС и США, это совсем другая история. Наше государство демонстрирует максимально уважительное отношение к тем западным партнерам, в конкретном случае это филиал «ТРЭИ-Юг» немецкой компании ООО «ТРЭИ-Холдинг», которые, не испугавшись санкций, продолжают работать в России. А что делать с теми, кто ради своих личных интересов, интересы государственные игнорирует? Или мы такие слова уже забыли?

Источник: 
автор: 
Юлия Вершинина
Раздел: 
Общество
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: