Антизападный фронт

07/21/2014 - 19:07

Саммит БРИКС, состоявшийся в Форталезе (Бразилия), стал поворотным этапом в развитии объединения стран-лидеров незападного мира. Так, одним из главных событий саммита стало решение о создании финансовой структуры, аналогичной по функциям Всемирному банку, а также собственного резервного фонда БРИКС размером $ 100 млрд. Президент РФ Владимир Путин подчеркнул, что одним лишь экономическим сотрудничеством дело не ограничится. Эксперты считают, что теперь есть основания полагать, что БРИКС образует некий политический альянс.

Шаг к биполярности мира

Наталья Крайнова, сопредседатель Международного института проблем устойчивого развития (МИПУР), директор Ростовского регионального агентства поддержки предпринимательства (НП «РРАПП»), считает, что свидетельством выхода БРИКС на новый уровень развития является то, что кредитно-валютные отношения стран-участников начали институционально оформляться. «Говорить о том, что создание пула резервных валют сможет стать заменой МВФ, я бы не стала, но такой институт может существовать параллельно и обеспечить альтернативу. Сейчас сложно говорить о том, каким образом будет реализована эта доктрина, ведь ресурсообеспеченность каждой из стран БРИКС различается. Все будет зависеть от эффективности взаимовыгодных контрактов», — отметила Наталья Крайнова. По словам министра финансов Антона Силуанова, пока речь идет о рамочном соглашении, но чтобы механизм заработал, необходимы договоренности между центральными банками стран — членов БРИКС. Впрочем, у экономистов есть сомнения на этот счет. Так, профессор кафедры международных финансов МГИМО, экономист Валентин Катасонов называл решение о создании пула «сырым». Портал km.ru приводит следующую его цитату: «Настораживает, что это будет достаточно автономная структура, которая будет управляться не правительствами стран — членов БРИКС, а центральными банками. А, как известно, центральные банки не только в России, но и в других странах — членах БРИКС автономны и могут играть роль, которая не будет совпадать с национальными интересами самих стран БРИКС».
Что касается общности интересов, то новый формат интеграции стран БРИКС подразумевает создание некоего политического альянса, который будет противостоять Западу. Журнал «Эксперт» цитирует следующее высказывание Владимира Путина на этот счет: «Предлагаем создать механизм регулярных консультаций высокого уровня между нашими внешнеполитическими ведомствами по различным региональным конфликтам с выходом, где возможно, на общие позиции и совместные усилия по содействию их политико-дипломатическому урегулированию... Будем расширять практику взаимных консультаций, совместных действий в международных организациях, прежде всего в ООН. В перспективе создадим виртуальный секретариат БРИКС». По мнению Натальи Крайновой, БРИКС вполне может стать некой альтернативной Западу площадкой мировой политики. «Стратегические интересы наших стран лежат не в одной только экономической, но и в социально-политической плоскости. БРИКС может стать одной из площадок для обсуждения проблем международной политики, выработки консолидированного подхода к обеспечению мира и безопасности несиловыми методами. Вероятность усиления влияния БРИКС в мире достаточно высока», — отметила она.
Впрочем, некоторые экономисты скептически относятся к партнерству с развивающимися странами. Так, Евгений Ясин, экономист, научный руководитель университета «Высшая школа экономики» высказал такую точку зрения: «Возможность переориентироваться на развивающиеся страны, вроде других членов БРИКС, не вполне серьезна. Хотя это действительно большие государства с многочисленным населением, которые являются значимыми рынками, для России принципиально важно иметь дело с инновационно активными странами, где действуют соответствующие службы и откуда можно покупать высокотехнологичные товары. Ни одна из стран БРИКС этим требованиям не соответствует». С такой позицией согласен и Максим Осадчий, начальник аналитического управления Банка Корпоративного Финансирования (БКФ). Портал banki.ru приводит такую его цитату: «Естественным основным партнером для России были, есть и будут страны ЕС. Экономическое и политическое сближение с Китаем — сомнительный путь для России. Не исключено, что банк БРИКС будет мертворожденной инициативой. Ведь вся эта активность соответствует нашему спешному «развороту на Восток», вызванному санкциями. Понятно, что прекращение российско-украинского конфликта устранит наш интерес к этому банку».
В ответ на такие заявления защитники партнерства БРИКС отмечают, что участие России в блоке не исключает, а, напротив, делает еще более насущным сотрудничество с Западом, но уже с более сильных позиций. «В конечном итоге это может привести к такому долгожданному биполярному миру между развитыми и развивающимися странами. Причем биполярность будет основана не на военном или политическом противостоянии, а на финансово-экономическом соперничестве. Мировая экономика от этого только выиграет», — отмечает независимый эксперт Дмитрий Тратас в статье «ИТАР-ТАСС». О том, что создание Нового банка развития и пула резервных валют не рассматривается как механизм против санкций, заявляла и глава ЦБ Эльвира Набиуллина. Однако она отметила, что это может помочь создать «дополнительный финансовый комфорт в случае негативного сценария». И негативный сценарий не заставил себя ждать.

Проверка на прочность

Уже на следующий день США ввели новые санкции против России. На этот раз они коснулись системообразующих компаний — «РОСН ЕФТИ», «НОВАТЭКА», ВЭБа, Газпромбанка и компаний оборонного комплекса. Ряд экспертов назвали их самыми болезненными с начала обострения отношений с США. Так, Игорь Николаев, директор Института стратегического анализа, в комментарии порталу banki.ru отметил: «Санкции — это прежде всего ограничение источников финансирования. Нет денег для инвестиций — нет роста экономики. Сейчас мы видим качественно иной этап санкций. Фактически, это уже секторальные санкции, направленные против финансового сектора. И не только со стороны США, но и со стороны Европы. Рекомендации приостановить финансирование совместных с Россией проектов Европейского инвестиционного банка и Европейского банка реконструкции и развития — это фактически санкции против нашего финансового сектора и предприятий реального сектора. Как известно, проекты ЕБРР в России реализовывались во многих отраслях». Эксперт считает, что в ситуации, когда экономика балансирует между стагнацией и рецессией, санкции могут повлечь очень серьезные последствия. Однако есть и более оптимистичные прогнозы. Так, экономист Михаил Делягин в своем блоге написал: «Нынешние санкции — это продолжение психической атаки, которая реальных проблем не создаст. Со стороны США это финансовые ограничения, то есть прекращение кредитования компаний, которые и так в массе своей у американцев не кредитовались. При этом та же самая «РОСНЕФТЬ», понятно, что будет прекрасно сотрудничать с «Эксон Мобилом», как бы там Обама из штанов ни выпрыгивал. Вводить санкции в отношении европейцев пока рано, они ведут себя относительно пристойно. Что касается США, нужно отвечать санкциями на санкции. России уже давно пора перестать изображать из себя мальчика для битья», — отметил он.
Экономист Михаил Хазин на круглом столе в РИА «Новости» заявил, что России пришло время создавать новые правила игры. «Все, кто играет на нашем рынке, играют по западным правилам. И в этом смысле они играют против нас. Играя по старым правилам, мы выиграть не сможем. Нам нужно что-то новое. Даже те институты, о которых было заявлено на саммите БРИКС в Бразилии, не имеют смысла в рамках современной долларовой системы. Чтобы нам были безразличны санкции, псевдоинвесторы и т. п., нам необходимо создавать свою собственную систему правил. Вся система БРИКС и институты, которые при нем создаются, не будут работать, если у нас не будет своего эмиссионного центра и своей системы инвестирования», — пояснил он. О том, что в мире назрела необходимость создания альтернативного валютного центра, говорит и Наталья Крайнова. Однако, по мнению эксперта, вполне вероятно, что такая инициатива неизбежно подтолкнет США к принятию еще более жестких мер: «Любые попытки России заявить о финансовой и политической независимости неминуемо приведут к обострению кризиса. С каждым днем все более явственно ощущается угроза третьей мировой войны. Трудно поверить, что такое может произойти в XXI веке, но, к сожалению, человечество не меняется. В 30-х годах XX века также казалось маловероятным, что в Германии, которая дала миру классическую немецкую философию, будет внедрена фашистская идеология. Сейчас локальный конфликт на Украине также превращается в идеологическую войну между братскими народами».

Борьба за рынки

Михаил Хазин выдвинул неожиданную точку зрения о причинах украинского кризиса. По мнению экономиста, Украина стала жертвой войны США и Китая за рынки Евросоюза. В интервью «Комсомольской правде» он отмечает, что в XXI веке председатель КНР Си Цзиньпин решил реанимировать Великий шелковый путь. «Центральная Азия стала союзником. Россию тоже нельзя назвать барьером. Единственной преградой на великом торговом пути между Китаем и Евросоюзом оставалась Украина», — говорит он. Михаил Хазин утверждает, что Янукович планировал к президентским выборам 2015 года получить $ 10—15 млрд китайских инвестиций в Крым, что являлось бы весомым козырем для победы. «По сути, речь фактически шла об оккупации Крыма китайцами. Но хитромудрый президент не учел реакции Вашингтона. Взбешенные янки, у которых по поводу Крыма и Севастополя были свои планы (не говоря уже о рынках Евросоюза), решили убрать заигравшегося Януковича. На Майдан пришли боевики «Правого сектора» и прочие штурмовики, подготовленные западными инструкторами по американским методикам. Помощник госсекретаря Нуланд лично раздавала «печеньки». Януковичу пришлось бежать», — так объясняет ситуацию экономист.
Как считает Наталья Крайнова, такой сценарий не исключен: «Я думаю, что Михаил Хазин обладает достаточной информацией, которая позволяет сделать такие выводы, но, вероятней всего, это лишь одна из граней конфликта. Великие войны всегда связаны с желанием определенной расы потреблять все самое лучшее, обладать природными ресурсами и транзитными путями, обеспечивающими беспрепятственную торговлю и контроль за территориями. Так, Мадлен Олбрайт, бывший госсекретарь США, говорила: «Где же тут справедливость, если такой землей, как Сибирь, владеет только одна страна?» Борьба за ресурсы идет глобальная. Великий шелковый путь, действительно, проходит по территории Украины, и не вызывает сомнений желание Китая улучшить логистику».
Говоря о том, как в дальнейшем будут развиваться отношения между мировыми державами, Михаил Хазин отмечает, что США так просто свою гегемонию не отдадут и будут использовать любые возможности для дестабилизации ситуации. На портале дискуссионного клуба worldcrisis.ru он высказал следующее мнение: «Разумеется, все (кроме лидеров обобщенного Запада) отлично понимают, что страны БРИКС не остановятся. Но угрозы и теракты все равно будут продолжаться, поскольку направлены не только руководителям Китая и России, но и всем остальным странам, которым дают понять, что и у них могут быть неприятности… В любом случае, предстоящее обострение кризиса неминуемо вызовет появление тех или иных стратегий во всех странах БРИКС — и к этому нужно быть готовым».

Источник: 
автор: 
Юлия Вершинина
Раздел: 
Общество
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: