НУ ЧТО, ВПЕРЕД К ДЕВЯНОСТЫМ?

05/06/2014 - 12:05

Перегородив береговую линию, бизнесмен закрыл хуторянам доступ к реке
Такие коллективные жалобы в газету приходят не каждый день, да что греха таить, и не каждую неделю, хотя бывает, бывает. При этом радует то, что люди то ли начинают верить в СМИ, то ли уже от безысходности пишут нам. Жалоба написана эмоционально, некоторые претензии носят порой полуабсурдный характер, но есть те, которые тянут и на нарушение федерального законодательства. Суть жалобы банально проста. В хуторе Рыбацком Аксайского района, который находится сразу напротив Старочеркасска, появился успешный бизнесмен, честь ему и хвала за это, некий господин А. В.Фролов. Господин этот ну уж очень успешный, успешный настолько, что может позволить себе прилететь на вертолете и приземлится прямехонько перед своим домой. И это не важно, что у соседей чуть крыши не посносило — у одних в прямом, у других в переносном смысле. Успешен господин Фролов еще и настолько, что общается с хуторянами исключительно через главу сельского поселения Е. Галицина и своего юриста А. Ахмерова. А общаться есть, собственно говоря, о чем.

Господин Фролов прикупил несколько участков, построив на них собственную маленькую инфраструктуру с конюшней на несколько лошадей, с несколькими «сиротскими» домами, с собственным причалом и яхтой, стоящей подле него, — можно только порадоваться за столь внушительные инвестиции человека как в самого себя, так и в местное сельское поселение. При чем тут поселение? А при том. Окончив строительство, господин А. Фролов зарегистрирует свое право на строения и начнет платить налоги в бюджет того самого поселения, через главу которого он и общается сегодня с местными жителями. Уж очень хочется надеяться, что господин Е. Галицин за этим проследит и налоги будут поступать именно туда, куда надо.

Тем не менее бизнес господина А. Фролова, по видимому, продолжая развиваться с положительной динамикой, позволил ему прикупить еще пару гектаров землицы, аккурат рядом со своими участками, у местного муниципалитета. Не подумайте чего плохого, все было куплено более чем законно, с аукциона, по всем правилам и с абсолютной юридической чистотой. Вот только как-то странно получается: при среднерыночной стоимости земли, с которой видны купола старочеркасского собора, минимум в сто тысяч рублей за сотку куплены они, а соответственно, и оценены сельским поселением в сумму порядка семнадцати с половиной тысяч рублей. Так что, если кому нужен кусочек рая за такие деньги, обращайтесь к главе поселения, думаю, что он посодействует.
Я сама родилась и выросла в деревне, это потом уже переехала учиться в город. Мне хорошо известен сельский менталитет. На селе люди все знают друг друга и здороваются при встрече на улице, в магазине, да где угодно. Все привыкли договариваться друг с другом и помогать друг другу. К «пришлым» относятся настороженно, и что бы они стали своими, не один год, а порой и десятилетие должно пройти.

Поселившись на хуторе, господин А. Фролов начал выстраивать взаимоотношения с односельчанами по принципу «если мне выгодно, то я живу по закону, а если нет, то я о нем не вспоминаю». Ну, например, есть у господина А. Фролова яхта, а если есть яхта, то должен быть и причал, а если должен быть причал, то, естественно, никто посторонний туда попасть не должен. И неважно для него, что ст. 6 Водного кодекса РФ определяет, что водные объекты являются объектами общего пользования, то есть общедоступными, и каждый гражданин вправе иметь доступ к ним и бесплатно использоваться ими. Ширина же береговой полосы водных объектов общего пользования составляет двадцать метров. Перегородив десятками кубометров бетона и тоннами металла береговую линию, он напрочь закрыл доступ к береговой линии хуторянам, о чем они, собственно, и писали в газету, а для них оставил проход, напоминающий подземный лаз. За что, наверное, они должны быть ему благодарны.

Если честно, то о таком редакционном задании можно было только мечтать. Главред на целый день отправил меня в эти чудные места, где раньше я никогда не бывала. Хотя езды-то — пятнадцать минут от Аксайского моста. По хронометражу городских пробок это, вообще, можно сказать, ничего. Нет, конечно, в Старочеркасске кто же из нас не был, а вот напротив, через Дон как-то уж не приходилось. Да и задание первоначально казалось пустяковым. Проверить заверения юриста, А. Ахмерова о том, что А. Фролов «не перегораживал и не ограничивал выход к реке», о чем писали в своей жалобе хуторяне, «где сто лет ходили наши старики и отцы», да посмотреть все своими глазами, да пообщаться с народом. А посмотрев все своими глазами да пообщавшись с народом, уезжала я с тяжелым сердцем и тяжелыми мыслями: ох, и намучаются же они еще с этим «новым русским».

Источник: 
автор: 
Юлия Вершинина
Раздел: 
Общество
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: