Русский Крым

04/09/2014 - 12:07

Всплеск патриотических настроений в связи с присоединением Крыма к России и призывы правительства поддержать курортный сезон на полуострове способствовали тому, что россияне решили начать его, не дожидаясь тепла. Иначе как еще объяснить то, что уже в апреле очередь на паромной переправе Кавказ — Крым оказалась значительно больше той, что бывает в самые жаркие дни лета. отправляются сюда и фуры с гуманитарной помощью, на дорогих иномарках пытаются прорваться нетерпеливые потенциальные инвесторы. Но в большинстве своем на полуосторов едут обычные туристы. Узнать о том, как живет теперь русский Крым, отправилась и наша редакция.

На волне патриотизма

Путь через переправу является сейчас единственным способом попасть в Крым, минуя украинскую границу. 1 апреля многокилометровая вереница машин выстроилась сразу за поворотом с трассы на морвокзал. Если летом здесь можно наблюдать около 50 автомобилей, то сейчас их оказалось в несколько раз больше. Судя по номерным знакам, большая часть из них прибыла из Краснодарского края, немногим меньше было машин с ростовскими и ставропольскими номерами, немало приехало и москвичей. Были замечены автомобили из Белгородской, Рязанской, Тульской и даже Ленинградской областей! Стояли в очереди и автомобили с крымскими номерами, рискнувшие посетить большую землю.
Зная пропускную способность переправы, можно было предположить, что такое количество машин она способна осилить лишь за несколько суток, даже если паром будет ходить каждый час. Видимо, руководствуясь теми же соображениями, многие оставляли машины и шли на паром пешком, прихватив лишь самые необходимые вещи. Как оказалось, проблем с переправой для пешеходов нет. Приобретя билет за 160 рублей и довольно быстро пройдя паспортный контроль (он остался на стороне порта Кавказ), в зале ожидания мы провели больше часа. Наконец паром прибыл. Новенький «Николай Аксененко» курсирует здесь с февраля. Он имеет более вместительный грузовой отсек и, в отличие от своих предшественников, комфортабельный и очень вместительный пассажирский салон. Правда, с учетом того, что большинство все-таки прибывает в порт на машинах, пассажирами он не заполняется даже на четверть.

Будни Керчи

Полчаса в пути — и мы встречаем рассвет в Крыму. С вокзала каждые 15—20 минут в Керчь курсируют маршрутные такси. Стоимость поездки, которая занимает около 40 минут, составляет 2 грн 75 копеек. Если считать по официальному курсу, это меньше 10 рублей. Однако о курсе рубля и гривны стоит сказать отдельно. Дело в том, что цены в рублях на все виды товаров и услуг оказались в среднем на 25 процентов выше, чем предлагаемый банками курс обмена. Так, скажем, в обменном пункте купить гривну можно в среднем за 3 рубля, но продавцы округляют стоимость товаров и услуг, исходя из расчета 4 рубля за гривну, а кое-где — даже 5. Такое несоответствие заметно даже на афишах, приглашающих на ярмарку меда в Керчи. «29 гривен, или 100 рублей за килограмм», — гласит объявление. Хотя если исходить из курса обмена, предлагаемого обменными пунктами, то 29 гривен — это не более 90 рублей. Иными словами, покупать в гривнах оказалось выгоднее, чем в рублях. Почувствовав разницу, крымчане выстраиваются в очереди в обменные пункты, чтобы обменять свои первые выплаты, полученные в рублях, на гривны.

Уровень дохода жителей Керчи в среднем не превышает 7—10 тысяч рублей в месяц. Так, керчанка Ольга, с которой мы познакомились на переправе, рассказала, что люди, которые работают на заводах и предприятиях города, получают в среднем 100 гривен за смену (то есть около 300 рублей). Но с учетом того, что смены не каждый день, а рабочих дней в неделе может быть всего два-три, зарплата получается соответствующая. «А те, кто на рынке работает, получают и того меньше. У нас порой даже на маршрутку нет денег», — пояснила она. Сомневаться в скромных доходах горожан не приходится. Вечером на улицах царит непривычная для южного города тишина. Немногочисленные кафе пустуют, в единственном супермаркете в городе нет ажиотажа даже в выходные дни. Впрочем, сказать, что здесь есть ощущение бедности, нельзя. Чистые улицы вымощены плиткой, свежевыкрашенные скамеечки и аккуратные клумбы украшают город яркими красками. О родственных связях с Украиной свидетельствует то, что все столбы в центре города расписаны в цвета украинского флага. С билборда на одной из площадей Ани Лорак все еще призывает заплатить налоги в Мiнiстерство доходiв i зборiв Украiни. Впрочем, свидетельств новой политики гораздо больше. Российские флаги выставил едва ли не каждый дом, не говоря уже об административных зданиях. Абсолютно все жители города, с которыми довелось разговориться, утверждали, что на референдуме голосовали за Россию, что к выбору этому их никто не принуждал. «Накануне референдума было беспокойство. Боялись провокаций. Мы прогнали агитаторов с Майдана, которые приехали, чтобы выступить в Керчи. Потом наши ребята круглосуточно дежурили на Перекопе, чтобы не допустить в город «Правый сектор». Даже мой сын сказал, что готов вступить в ряды самообороны, но, слава Богу, все прошло мирно», — рассказывает Ольга.

Эпоха перемен крымчанам дается нелегко. Бюрократическая машина не справляется с наплывом желающих получить российские паспорта. «Мы 94-е в списке, а с утра приняли только 7 человек», — доносится обрывок телефонного разговора. Еще одна тема, которая у каждого на устах, — курс обмена валют и получение выплат. Большинство украинских банков закрыли свои отделения. На дверях короткие объявления вроде такого: «Банк не ведет работу с клиентами с 4 марта». «Представляешь, хотела депозит снять, в банке уговорили сделать это после референдума, 18-го числа пришла, а отделение уже не работает. У меня там хоть и немного было, но на хлеб на целый месяц хватило бы», — делится одна соседка с другой. Днем город шумит от разговоров о текущих хлопотах, но в них нет отчаяния или сожаления о сделанном выборе.

Люди на улицах охотно вступают в разговор. Простой вопрос на улице вызывает большой интерес. «А вы не из Керчи? А мы теперь тоже россияне», — радостно сообщают нам две девушки, встреченные у кинотеатра. У старшего поколения больше переживаний другого толка. «Дети, вот, купили билеты на поезд, хотели к родным поехать на Украину, а их сняли с поезда. Сказали: нечего там вам, крымчанам, делать. И деньги за билеты пропали», — делится пожилая женщина. «А у нас в семье вообще драма — племянница моя в Киеве живет, замужем за западенцем. Так позвонила матери и сказала, что считает нас всех предателями и в Крым не поедет никогда», — подхватывает разговор ее спутница. Узнав, что в Крым уже сейчас стоит очередь на переправе, пожилые женщины рассказали, что в советское время паромы ходил каждые 15 минут. Помимо автомобильных работали железнодорожные, перевозившие в Крым целые составы пассажирских поездов. Потом их порезали на металл, а рельсы разобрали.

Сами керчане не надеются на приток туристов. «Наш город всегда был транзитным, все через него едут дальше к морю. А, между прочим, Керчи в этом году исполнится две тысячи шестьсот четырнадцать лет, у нас богатейшая история и есть на что посмотреть», — говорит керчанка Ольга.

История под ногами

Решив проникнуться культурой, мы отправились в древнейший в Крыму историко-археологический музей. Экскурсовод, начав рассказ с каменного века, отметила, что археологи мало внимания уделяют этому периоду, считая более привлекательной эпоху античности, хотя материала для исследований каменного века в Керчи очень много. «Порой даже копать не надо, все лежит на поверхности», — отметила она. Действительно, в том, что Керчь — город с богатейшей историей, убеждаешься буквально на каждом шагу. Поднявшись на гору Митридат, где раньше располагался древнегреческий Пантикапей, с удивлением обнаруживаешь россыпь мелких черепков. Присмотревшись, можно обнаружить и довольно крупные детали древних сосудов.

Но Митридат хранит историю и более близкую. Обелиск Славы Бессмертным Героям — монумент, посвященный генералам, офицерам, сержантам и рядовым Отдельной приморской армии, морякам Азовской военной флотилии и всем воинам, павшим в боях за освобождение Крыма. В эти дни, 7-11 апреля, Керчь отмечает 70-летие освобождения от фашистских захватчиков, и жители города поднимутся сюда, чтобы почтить память героев войны.

Аджимушкай. Последний герой

С одним из ветеранов Великой Отечественной войны нам довелось встретиться накануне праздника. Михаил Петрович Радченко — герой Аджимушкая. Последний оставшийся в живых свидетель страшных событий, развернувшихся в каменоломнях вблизи Керчи. 14-летним мальчишкой он спустился в штольни вместе с тысячами керчан, не пожелавших сдаться фашистам. Горожане предпочли остаться с бойцами гарнизона, который находился здесь после отхода войск Крымского фронта с Керченского полуострова. 170 дней длилась оборона Аджимушкая. Голод, жажда, сырость, темнота — это лишь часть проблем, с которыми пришлось справляться людям. Немцы травили их газом, пытались уничтожить бомбами. «В июле 1942 года почти все выходы были взорваны, немцы сожгли всю траву в округе, чтобы мы не могли ее собирать и есть. К этому времени нас оставалось всего 26 человек. Если бы сняли картину об Аджимушкае тех дней, люди не могли бы ее смотреть даже 15 минут. Они не выдержали бы и покинули зал», — рассказывает Михаил Петрович. Именно тогда старший командующий гарнизоном Иван Парахин сказал юному партизану, что тот должен выполнить его последний приказ — покинуть каменоломни. Через единственный оставшийся секретный ход мальчик вышел и вернулся в родную деревню. Избежать мести фашистов ему все же не удалось — через несколько дней его забрали в гестапо, а затем отправили в концлагерь, где он находился до тех пор, пока наши войска не освободили Керчь в 1944 году. После освобождения из концлагеря с ротой воздушного наблюдения, оповещения и связи Михаил Петрович воевал на Первом Белорусском фронте и дошел до Берлина.

«Когда меня спрашивают: «Почему вы тогда в Аджимушкае не сдались?» — я отвечаю, что если бы мы сдали Брестскую крепость, Ленинград, то мы бы с вами уже не говорили сейчас», — объясняет он. Сомнений в том, что Крым должен быть в составе России, у 88-летнего фронтовика нет. Он рассказал, что утром после референдума включил радио «Маяк» и, услышав его позывные, расплакался. «Я больше 20 лет ждал этого дня», — говорит он.

Возвращение

Проведя в Керчи всего четыре дня, мы отправились домой. Прибыв на переправу около 7 утра, мы обнаружили, что, кроме нескольких фур и пары-тройки легковушек, больше желающих переправиться в порт Кавказ нет. Пришлось ждать больше часа, пока наберется нужное количество автомобилей. «Паром работает по загруженности», — объяснил задержку отправления представитель компании-перевозчика. Но каково же было наше удивление, когда, прибыв в порт Кавказ, мы обнаружили, что от многокилометровой очереди не осталось и следа. Поинтересовались у буфетчицы, как могло произойти такое чудо? Та только развела руками. «Сдавала смену — тут еще смертоубийство было, а утром пришла — очереди уже нет. Говорят, всю ночь три парома работали», — пояснила она.

Впрочем, разгадку долго искать не пришлось. Оказалось, что 5 апреля на переправе ожидали делегацию во главе с министром транспорта РФ Максимом Соколовым. Как отмечает портал kerch.com.ru, целью визита чиновников стала подготовка к реорганизации портов Керчи и паромной переправы. Остается надеяться, что конструктивные решения по улучшению работы паромной переправы были приняты. Судя по многочисленным сообщениям на автомобильных форумах, ближайший пик активности на керченской переправе придется на майские праздники.

Источник: 
автор: 
Юлия Вершинина
Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: