Жизнь была невыносима, или Будет ли завтра рассвет

03/16/2014 - 12:09

Прошел месяц с начала «добровольной эвтаназии» контр-адмирала Вячеслава Апанасенко. Выстрел адмирала, поставивший на уши и ФСКН, и Минздрав РФ, и Общественную палату, и значительную часть общества. Выстрел вскрыл «гнойник» проблем в масштабах всей страны, как обезболивание онкологических больных, в частности, так и проблемы использования лекарственных наркотических анальгетиков, в целом.
Прошедший период времени – вполне достаточный хотя бы для ретроспективного осмысления промежуточных итогов.

Напомню вам, дорогие читатели, историю вкратце, хотя такое чувство, что об этой истории не слышали разве что уж совсем маргинальнейшие представители нашего общества. Итак, 7 февраля с.г. контр-адмирал Военно-морского флота России Вячеслав Михайлович Апанасенко выстрелил в себя из наградного пистолета по причине невозможности получить в аптечной сети наркотические препараты для адекватного обезболивания, спустя несколько дней Вячеслав Михайлович скончался. У контр-адмирала была последняя стадия рака. Поднявшаяся информационная волна в СМИ заставила вице-премьера Ольгу Голодец дать поручение Минздраву в течение недели разобраться, почему родные В.М. Апанасенко не смогли получить положенный ему морфин. А министр Вероника Скворцова распорядилась провести повсеместные проверки – чтобы выяснить, как обстоят дела с обезболивающими препаратами в регионах.

Проверки проведены. «Стрелочники» найдены – в лице главного врача поликлиники, участковог терапевта на пару с заведующей отделением, которым объявили по выговору, и заместителя главного врача, которого попросили «по собственному желанию». Директор департамента Минздрава по вопросам лекарственного обеспечения Елена Максимкина дала интервью по этому вопросу «Радио России». «Проблема есть, и она не разрешится этой трагической гибелью», – таков вердикт Елены Анатольевны и по случаю смерти контр-адмирала, и по проблеме в целом.

При всем притом нужно отдать должное Минздраву России, фактически всё, что он смог сделать, он сделал. На имя руководителей органов здравоохранения субъектов 27 февраля министерство разослало письмо за № 25-4/10/2-1277, в котором в шести пунктах достаточно внятно предложило ряд мер, которые необходимо принять «в целях совершенствования оказания обезболивающей терапии нуждающимся пациентам при оказании им медицинской помощи». Осталось дело за малым, наличие воли в субъектах России сдвинуть решение этой проблемы с мертвой точки, ибо никто не застрахован от того, что, как только «уляжется пыль, воз остается на прежнем месте».

В целом вся эта история, конечно же, не радует. Не радует она тем, что, пока гром не грянет, поп не перекрестится, не радует она и «боданиями» министерств и ведомств, что уж точно не свидетельствует о «стройном функционировании вертикали власти», не радует она и о слаженности взаимодействия центра и субъектов страны. И таких примеров немало. Вот один из них, с 1 июля вступил в силу Приказ Минздрава РФ № 1175, по которому для выписки наркотического обезболивающего достаточно одной подписи, а в декабре департамент здравоохранения Москвы выпускает уже свой приказ № 1273, … усложняющий процедуру выписки данных обезболивающих. Проблема, конечно же, не решиться, особенно если этого не хотеть, а ждать «может, само рассосется».

Не хочется останавливаться на причинах, породивших эту историю, тем более что носят они, в своей львиной доле, федеральный характер, а никак не причины, породившие субъектами федерации.
Однако существуют проблемы и в субъектах, и было бы странно не замечать их, и наша область в этом случае – не исключение.
Давайте оставим на время вопросы выписки и получения лекарственных наркотических препаратов, а обратим свой взор на вопросы их получения. Как же организован процесс получения тяжелобольными людьми наркотических препаратов, и сколько людей в них нуждается? По словам главного врача онкологического диспансера Ростовской области Евгения Глумова, «в области на учете в онкологических диспансерах состоит около 100 000 жителей. При этом ежегодно медицинскими работниками выявляется не менее 2 тысяч граждан с онкологическими заболеваниями в так называемой запущенной стадии, при этом как минимум половина из которых жизненно нуждаются в наркотических анальгетиках». Итак, цифры говорят сами за себя, во всяком случае, порядок нуждающихся в наркотических препаратах в общих чертах становится понятен, их тысячи, а возможно, и десятки тысяч.
Хотелось бы оговориться сразу, заниматься аптечным отпуском лекарственных наркотических анальгетиков – вещь очень хлопотная и неблагодарная, а еще и зачастую убыточная. В том числе и по этой причине частные аптеки даже не помышляют заниматься этим бизнесом (опустим здесь вопросы лицензирования). Дабы организовать отпуск этих препаратов, необходимо в помещении аптеки оборудовать систему охранной сигнализации, состоящей не менее чем из двух рубежей защиты, и системой тревожной сигнализации с выводом на пульт подразделения вневедомственной охраны полиции. Оборудовать отдельную комнату, выполнив ряд определенных требований, снабдить ее двумя дверьми повышенной защищенности, оборудовать сейфом не менее чем 4-го класса защиты (читай – в районе ста тысяч рублей только за сейф). Количество затрат – как финансовых, так и организационных, согласитесь, предостаточно, при этом экономическая составляющая для аптеки практически приближается к нулю. Ибо стоимость самих наркотических препаратов несоизмерима мала по сравнению с необходимыми затратами, которые приходится нести для осуществления данного вида деятельности. На сегодняшний день отпуском наркотических препаратов из аптечной сети в области занимается только государственное унитарное предприятие «Ростовоблфармация». Имея более сотни аптек, расположенных на территории всей области, отпуск наркотических препаратов осуществляют лишь двадцать две. Много это или мало? В Ростове две аптеки осуществляют отпуск наркотических препаратов, в Москве – семьдесят шесть. Понятно, что Ростов не Москва, но тем не менее. Соответственно, на одиннадцать городов области и сорок три муниципальных образования приходится лишь двадцать аптек, где тяжелобольные люди могут получить необходимые лекарственные препараты. Получается, что на один город и два муниципальных образования приходится лишь одна аптека! При этом зачастую расстояния, которые приходится покрывать родственникам тяжелобольных людей, действительно впечатляют. Так, если вы живете, скажем, в Куйбышевском районе области, то препараты можно получить лишь в Таганроге, а это почти сотня километров в одну сторону и столько же в другую. Итого – около двухсот километров, а если еще и на общественном транспорте? А каждую неделю? И это не самое большое «плечо». Если вы житель села Заветное, то получить лекарства можно лишь в поселке Зимовники, который находится в ста тридцати пяти километрах, итого – больше двухсот пятидесяти км. Позавидовать такой ситуации трудно. При этом только в текущем году ГУП РО «Ростовоблфармация» было закрыто двенадцать аптечных пунктов выдачи наркотических препаратов для онкологических больных. На вопрос – почему, почти банальный ответ: невозможность их содержать финансово.

Открыв статью седьмую Конституции, читаем дословно: «Российская Федерация – социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека». Как-то вся эта ситуация не очень хорошо проецируется на социальное государство, обеспечивающее достойную жизнь. На мой взгляд, обеспечить жизнь тяжелобольных людей без боли – это прямая задача государства, именно государства, а не аптечной сети. А пункт 1 статьи 36 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» вообще однозначно говорит о медицинской помощи, которая должна быть направлена «на избавление от боли… неизлечимо больных граждан». Избавление, а не ее снижение, или уменьшение, или приглушение, или еще чего-то там! А ведь есть совершенно несложный и не требующий никаких финансовых затрат, а лишь административной воли выход. Это бригады скорой медицинской помощи, в каждом муниципальном районе есть «скорая».
Конечно, намного легче найти десяток причин, чтобы что-то не сделать, и значительно труднее – что-то одно, чтобы «начался ледоход».
Хочется верить, что смерть контр-адмирала не будет «напрасной» и послужит катализатором, дабы неизлечимо больные люди хотя бы не умирали в мучительной агонии.

Источник: «Московский комсомолец на Дону»

Карикатура Алексея Мериновка

Источник: 
автор: 
Наталья АБРАМЕНКО
Раздел: 
Общество
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: