Невидимые миру слезы

12/13/2012 - 14:10

Про театральные премьеры в провинции принято писать или хорошо, или как о свершившемся факте, либо уж молчать. Сейчас, по прошествии двух недель после новой премьеры на сцене Ростовского академического молодежного театра, можно сказать, это и произошло. Спектакль «Вечера на хуторе близ Диканьки» не нов, еще в далеком 2008 году он стал призером Международного фестиваля современной драматургии «Коляда-PLAYS» – 2008 и получил специальный приз жюри «За радостное рукопожатие классики и современности». Этот факт, очевидно, сразу выдал индульгенцию от всей критики авторам постановки навечно, поэтому c легкой руки режиссера Михаила Заеца он кочует по сценам театров России. С первого взгляда, кажется: театр постарался, чтобы зрители сразу прониклись духом незалежнii Украiны, и им, до открытия занавеса, щедро наливали горилку и угощали салом, а в фойе развернулась выставка художественных работ ростовских украинцев «Гоголь на Свободе».

Однако всё то же самое было и в Молодежном театре «Ангажемент» им. В. С. Загоруйко в Тюмени, и в Новосибирском театре «Старый дом», поэтому сразу немножко обидно – разве совсем нет фантазии придумать что-то новое, зачем повторять три раза одно и то же? Даже Заец, раздавая интервью, говорит теми же словами про то, как его заворожила история Кузнеца Вакулы, Оксаны, Солохи и Пацюка: «Я хохотал над Дьяком и замирал от атмосферы праздника и волшебства». Боюсь, что все хорошие слова об этой постановке и работе режиссера, сценографа и художника уже сказаны неоднократно, поэтому давайте подробнее разберем, что же здесь всё-таки не очень хорошо.

И начнем мы, пожалуй, с того, что из афиши таинственным образом исчезло имя автора сценической версии спектакля – Олега Богаева. Случилось это не иначе как благодаря гоголевской мистике. А может быть, причина вполне банальна: это исчезновение обусловлено нежеланием платить авторские отчисления. Причина вторая, которая с большей предвзятостью заставляет относиться к любой постановке «с южнороссийским акцентом»: Ростов территориально ближе к Украине, чем Новосибирск и Тюмень. Донские украинцы – одни из самых многочисленных и, без преувеличения, самых активных диаспор края. Я уж не упоминаю о неделях культуры Украины на Дону.

Поэтому нам ли уж навязывать фантазии «на тему»? Однако режиссера Заеца ничего не смущает, и вот актеры Ростовского молодежного уже не только поют, но даже пытаются говорить на украинском в очередном театрализованном капустнике. В «Диканьке», как и предыдущих двух постановках этого режиссера, прослеживается его особенная любовь к китчевому рисунку. Дьяк играет с Солохой в привычные интимные игры с элементами БДСМ-отношений, привязывая её к стулу веревками. Черт тоже не упускает возможности вступить с прекрасной Солохой в связь – прямо на метле. Сказочный персонаж Пацюк внезапно становится приверженцем Японии и отправляет вареники в рот с помощью палочек. Черевички оказываются кедами, расшитыми золотыми пайетками, а царица Екатерина Алексеевна, хоть и носит по-залихватски золотую бейсболку, совсем не знает русского языка. Впрочем, запорожцам ничего не стоит к ней повернуться и продемонстрировать в знак неуважения к царской персоне собственные зады.

И невольно хочется повторить вслед за режиссером частного театра «Человек в кубе» Катериной Рындиной: «Это потому, что зритель наш не способен воспринимать ничего, кроме халтурок и дешевок? Или это мнение этого отдельно взятого режиссера о нашей публике?». И как бы тут уж ни старались многими любимые актеры Ростовского молодежного, как бы ни пытались сделать образы своих героев яркими и сочными, получается очень натянуто, и эта натянутость показного веселья звенит в воздухе как струна. Уж как бы был хорош Голова (Александр Семикопенко), да вот только роль у него совсем крошечная, пару раз только выйти со словами, да в хороводе пройтись по сцене. Одна из ярчайших звезд театральной труппы – Светлана Лысенкова – оказывается уже второй раз зажата в режиссерские тиски, хотя, да, роль Солохи в «Диканьке» – это несколько больше, чем роль ведущей спектакля самодеятельной труппы в постановке «Гусары, вперед!».

Фантазия режиссёра по ходу спектакля беднеет, истощается, похоже, что он устал стимулировать веселье, вместо неожиданных, свежих выдумок возникли штампы. И в какой-то момент понимаешь, что пора бы уже закончить балаган, перевести спектакль в другое качество. Кстати, тут нельзя не отметить прием Михаила Заеца, ставший, очевидно, его излюбленным: как в «Гусарах», так и «Диканьке», спектакль разыгрывается в спектакле. И если первый раз на это смотришь снисходительно, то второй и последующие разы начинаешь смутно подозревать, что на большее режиссер просто не способен. В общем, скучно на этом свете, господа! Очень скучно.

Об одном только можно сожалеть – об ощущении, что основной актерский капитал театра расходуют по пустякам. Ведь нам есть с чем сравнивать: спектакль «Гамлет», когда-то поставленный бывшим главным режиссером театра Владимиром Чигишевым, выдержал уже больше тысяч показов и, нет никаких сомнений, будет так же востребован еще не один театральный сезон. Но кто сможет предречь счастливую сценическую жизнь спектаклям «Гусары, вперед!» и «Вечерам на хуторе близ Диканьки»? Боюсь, это риторический вопрос. Ибо, как говаривал сам Николай Васильевич Гоголь: «Часто сквозь видимый миру смех льются невидимые миру слезы». Китч, а на молодежном сленге «треш», как считает режиссер Заец, – это смешно. Но долго смеяться над пошлостью невозможно.

Ксения БЕРНИКОВА

Источник: 
автор: 
admin
Раздел: 
Культура и шоубизнес
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: