Как госслужбу превратить в бизнес

02/17/2011 - 13:19

Кланово-коррупционная ржа настолько разъела российский госаппарат, что нынче бюджетные деньги могут утечь даже сквозь дырку в полу.
В Октябрьском суде Ставрополя началось рассмотрение двух громких уголовных дел. На скамье подсудимых – первый замминистра природных ресурсов края Андрей Хусточкин и бывшая начальница отдела в жилищном управлении администрации Ставрополя Оксана Шанина. Обоих обвиняют в многочисленных фактах коррупции. Изучив материалы судебных дел, приходишь к грустному выводу: кланово-коррупционная ржа настолько разъела российский госаппарат, что нынче бюджетные деньги могут утечь даже сквозь дырку в полу. А никому и дела не будет.

Страхование от сглаза

Итак, уголовное дело в отношении 45-летнего Андрея Хусточкина было возбуждено краевым Следственным комитетом еще в сентябре 2009 года, с тех пор срок расследования по нему продлевался семь(!) раз. Долго тянулись многочисленные экономические экспертизы – ведь коррупционный конвейер, сконструированный в недрах Минприроды края, был замаскирован в высшей степени ловко.

В деле Хусточкина 13 преступных фактов превышения должностных полномочий (ч. 1 ст. 286 УК РФ). Во всех случаях следователи выявили одинаковую схему. Минприроды заключало с компанией-подрядчиком договор на оказание строительных услуг, по акту выполненных работ оплачивалась энная сумма. Но подрядчик хитроумно включал в документы к оплате еще одну расходную строку: «Cтрахование строительного риска» (в размере 1 % от стартовой суммы), которой в первоначальном договоре не было в помине. И предъявлял к оплате счета.

Причем с таким же успехом подрядчик мог бы потребовать оплачивать ему из бюджета, допустим, кофе в постель или катание на яхте. Причем в некоторых случаях наглость аферистов доходила до того, что они предъявляли к оплате счета по еще не заключенным страховым договорам.

В качестве подрядчиков в этой схеме «засветились» четыре компании: ООО «Арго+», ООО «УМС «Минераловодский», ООО «ДМД» и ОАО «ПМК № 38». А еще по страницам судебного дела кочует название «Росгосстрах-Юг» – именно с этой страховой компанией, по совпадению, во всех случаях заключали договоры упомянутые подрядчики.

Наивно полагать, будто во всей этой тёмной истории был замешан только один Хусточкин, ставивший подписи под заведомо незаконными документами. Судя по всему, в доле были и директора компаний, обращавшиеся к нему за бюджетным «бонусом». Знающие люди вам сразу подскажут: тут пахнет банальным «распилом» – хитроумно выуженные из казны деньги в заранее оговоренных долях распределяли между всеми участниками этой черной финансовой схемы.

Причем аппетиты коррупционеров, похоже, росли не по дням, а по часам. Вот, скажем, работы по противопаводковым мероприятиям на реке Бурунта, которые проводились с 2005-го по 2008 год. За всё это время подрядчик работ «Арго+» наведывался к Хусточкину четыре раза, и раз от раза суммы страхового «бонуса» росли: 79, 410, 733, 999 тысяч...

В общей сложности из казны таким манером за три года удалось выудить почти шесть миллионов рублей. Естественно, Хусточкин пытался замести следы. Например, к уже заключенным госконтрактам по его приказу изготавливались дополнительные соглашения, где задним числом и был прописан тот самый 1%-ный «откат» под видом страхового взноса.

Причем под этим документом непременно должна была стоять подпись не только самого Хусточкина, но и заказчика-застройщика – директора подведомственного Минприроды ГУП «Центр государственного мониторинга природных ресурсов» Дмитрия Белого. Однако тот подписывать подобную «липу» отказывался.

Ведь нарушения закона здесь налицо: увеличение стоимости уже заключенного госконтракта противоречит требованиям Федерального закона «О госзаказе». Однако даже в отсутствие подписи одной из сторон документ признавался действительным. Молчал Минюст, призванный следить за законностью подобных договоров; молчала антимонопольная служба, контролирующая сферу госзаказа в крае.
Пока шло уголовное дело, Хусточкин продолжал работать – следствие даже не ходатайствовало о его отстранении от должности. Если же его вина будет судом доказана, то чиновнику грозит до четырех лет лишения свободы. Кстати, по злому совпадению, Андрей Николаевич является зампредом комиссии по борьбе с коррупцией в своем министерстве...

Вечные странники

Другое дело – еще более заковыристое. На скамье подсудимых – 39-летняя чиновница мэрии Ставрополя, бывшая завотделом правовой защиты жилищного управления Оксана Шанина. Дело это особо примечательно тем, что с ходатайством о проведении проверки в этом управлении и возбуждении дела в краевой Следственный комитет обратился лично мэр Николай Пальцев (к слову, в недавнем прошлом – руководитель городского отделения Общественного комитета по борьбе с коррупцией).

Шанина курировала в мэрии городскую целевую программу «Обеспечение жильем молодых семей». Чтобы рассчитывать на получение социальной выплаты из бюджета, молодая семья должна была собрать внушительный пакет документов (в том числе справки о том, что она действительно нуждается в улучшении жилищных условий), встать на очередь и покорно ждать, пока та движется.

Прямой обязанностью Шаниной и сотрудников ее отдела и была проверка достоверности всех справок. Тысячекратно доказано: когда в руках чиновника такие широкие возможности, его так и подмывает использовать их не на государственное, а на личное благо. Вот Шанина и «сорвалась». Да причем так лихо заскользила вниз по наклонной – как и г-н Хусточкин в Минприроды, она организовала в жилищном управлении мощный «распилочный» конвейер.
Шанина ставила на очередь те семьи, которые не имели на это никакого права. При этом не гнушалась ничем: как установило следствие, она бойко принимала от просителей заведомо липовые справки, исправляла даты постановки на учет и даже самолично подделывала подписи.

Причем от безнаказанности Шанина потеряла всякую меру: порой по документам выходило, что молодая семья встала на учет еще до того момента, когда его начали вести. Или когда даже никакой семьи не было в помине (молодые еще не поженились или не родили ребенка). Справки оформлялись от имени давно закрытых фирм или от имени предприятий, где человек никогда не работал. Вопрос риторический: были ли в «доле» руководители этих фирм?!

А с одного из пришедших к Шаниной за подобной специфической «помощью» товарищей та влет слупила взятку в 30 тысяч рублей. Правда, это единственный доказанный эпизод получения взятки, а сколько их было на самом деле – неизвестно.

Конвейер работал более чем исправно: всего за два года благодаря Шаниной незаконно улучшили жилищные условия 26 семей. Каждая из них получила субсидию в размере от 270 до 870 тысяч рублей. Ну а те семьи, которые действительно должны были получить эти деньги, оказались попросту выкинуты за борт социальной программы мэрии. И сколько им еще ждать собственную квартиру – неизвестно!
Очередь в никуда

Возникает резонный вопрос: как вообще Шанина могла действовать столь безоглядно?! Следователи, взявшиеся за это дело, были просто поражены масштабами разгильдяйства в жилищном управлении. Шанина была, по сути, предоставлена сама себе – ее абсолютно не контролировал начальник управления Евгений Малышев. Подготовленные чиновницей документы – без проверки! – подмахивали в правовом управлении мэрии, затем подписывали замглавы города Андрей Зайцев, вице-мэр Игорь Бестужий и мэр Николай Пальцев.

Более того, в жилищном управлении вообще отсутствовал единый список молодых семей, вставших на учет. Документы не прошивались и не нумеровались. Это и позволило так легко манипулировать с номерами очередников: кого задвинуть, кого подвинуть. Ну а после получения визы мэра документы, подготовленные Шаниной, уходили в Министерство строительства края – прямиком на стол главному специалисту отдела строительства Наталье Мамедалиевой. Уходили, причем, безо всяких сопроводительных документов.

Всплывает в деле подчиненный Шаниной, специалист ее отдела Андрей Катенев, который тоже был призван проводить экспертизу предоставляемых молодыми семьями документов. В своих показаниях он подтверждает: нарушения видел, о чем немедля и сообщил проводившим проверку в управлении сотрудникам Следственного комитета. Но почему не стал бить во все колокола еще раньше?! Что заставляло его молчать?

Уголовное дело в отношении Шаниной было возбуждено ровно месяц спустя после ходатайства мэра Пальцева в Следственный комитет. А вскоре в жилищном управлении мэрии прошли масштабные кадровые чистки – был с позором изгнан его начальник Николай Малышев, а вместе с ним и другие замы и завы. Уволилась и Шанина.
Пальцев волевым решением ввел в мэрии строжайший многоуровневый контроль всех документов, которые касаются постановки граждан в «жилищную» очередь (как долго продержалась эта «авральная» система, неизвестно).

Впрочем, в этом деле остается еще несколько непонятных для меня нюансов. «Клиенты» Шаниной в один голос указывают на то, что в тесной связке с чиновницей действовала троица сообщников: некие Оганезов и Черный (которые служили посредниками при передаче документов) и Хаблова (она непосредственно изготавливала липовые справки). Один из свидетелей прямо говорит: он вручил Оганезову 130 тысяч рублей, за которые тот обещал «решить вопрос» с чиновницей по постановке на очередь. Где эти деньги? И, главное, какова судьба сообщников чиновницы?

Но куда более занимает меня вопрос: будет ли прокуратура бороться за возврат в казну незаконно полученных денег? Сумма ведь накапала немалая – 12 млн рублей. Или власти Ставрополя настолько богаты, что с легкостью готовы расстаться с такими деньжищами?!

Сергей ЕВСЕЕВ

Источник: 
автор: 
Раздел: 
Происшествия и криминал
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: