Виват, прокуратура!

03/02/2011 - 10:54

Стоит открыть российский закон «О прокуратуре». Сплошное служение закону. А, значит нам с вами. Законопослушным гражданам. Защита наших прав, прописанных в Конституции России. Одной из самых совершенных в современном цивилизованном мире. Только вот Ее Величество Конституция России как-то сильно опередила саму Россию.
И вот Она, Дорогая наша Конституция, из прекрасного будущего призывно кивает нам: да идите же... что ж вы там, россияне, в средневековье феодальном топчетесь?..

Что ж ей, родимой, ответить? А вот что... В круге Первом.

Прокуратура Ростовской области

Об этом «подразделении можно писать романы. Уже хотя бы потому, что сюжетов больше чем достаточно. И разнообразие их просто восхищает.
Ну вот хотя бы.

1 июля минувшего года в одну из клиник, где лечат исключительно женщин, заявилась некая мадам с Кавказа. Она уже предварительно оплатила медицинские услуги (в точном соответствии с законом, потому что нуждалась вовсе не в родовспоможении и отнюдь не во врачебной заботе о недоношенном младенце. Ей, по ее словам, необходимо было, после бурной половой жизни, вновь сделаться... девственницей). И тут, явившись за этим оказанием «медицинских услуг», она вдруг начала совать в руки доктора медицинских наук, врача-акушера, профессора Ирины Буштыревой меченые купюры. Профессор возмутилась. Выгнала эту кавказскую мадам из кабинета вместе с деньгами. А, выйдя за ней следом, попала под настоящий пресс! В коридоре ее уже ждала лихая милицейская бригада. Дамочка-«эксперт» в резиновых перчатках тут же пересчитала меченные люминофором купюры и сразу начала хватать профессора Буштыреву за кисти рук (это чтобы следы остались от меченых купюр). А руководил всем этим, происходящим в центре города Ростова-на-Дону, почему-то таганрогский милиционер по фамилии Джало. С первых минут этого «представления» стало ясно – заказ! И «заказали» профессора Буштыреву, скорее всего, главари Ростовского медуниверситета – ректор Сависько и проректор Чехомов. Уж больно неудобной для их (весьма своеобразной) деятельности сделалась профессор Ирина Буштырева. Ну, вздумала вдруг от этой парочки руководителей требовать просто дурацких вещей – это чтобы клиники и врачебные кабинеты для наших женщин не располагались в моргах. Или чтобы условия обучения студентов-медиков способствовали подготовке врачей, а не неучей-убийц в белых халатах. Эта милицейская провокация с участием «кавказской девственницы» кончилась, естественно, полным пшиком. Да и не могла ничем другим кончиться. Потому что дешевка – она и есть дешевка. Но вот тут вопросы и возникают. Вообще-то, за фальсификацию обвинений (пусть даже с участием милиционера из Таганрога и «девственницы» с Кавказа) предусмотрена уголовная ответственность. Разберемся. В отношении самой профессора Буштыревой было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Это вполне естественно. И вот тут наступает другая, так сказать, фаза. За фальсификацию доказательств по закону тюрьма светит! Собственно, этим и должна заняться прокуратура. Она и занялась. Да еще как...

Уголовное дело, которое так усиленно высасывали из крашеных пальцев милиционеры таганрогские, во главе с фальсификаторами-провокаторами Джало и «кавказской девственницей», что называется, накрылось. Ну, казалось бы, – прокурор! А не пора ли против провокаторов-фальсификаторов дельце-то уголовное возбудить? А? Самое время?
Прокуратура Ростовской области, оценив ситуацию, так и сделала. Правда, по-своему. По-прокурорски. Вместо того чтобы закон Российский исполнить, да нарушителей закона под белы ручки шаловливые... За дело взялся заместитель прокурора Ростовской области. И вот тут случилось!

В принципе, случилось то, что и должно было случиться. Сей господин заместитель прокурора, уяснив, что шакальи провокации провалились в выгребную яму, выступил. Да еще как! Заместитель прокурора области, увидев постановление об отказе в возбуждении уголовного дела о «взятке», поторопился «прикрыть».

Преступников прикрыл простенько. Взял, да и нашпарил в ректорат медуниверситета злобную прокурорскую бумагу. А в ней, не стесняясь таких мелочей, как закон, потребовал отстранить профессора Ирину Буштыреву от должности! Потому, мол, что она получает... взятки! В этой ситуации умиляет трогательное единение заместителя прокурора Ростовской области, милицейских провокаторов и университетско-медицинского начальства. Ректора, г-на Сависько, и бывшего торговца пивом проректора Чехомова. Ну не нравится им, лихим ребятам, всякая там профессура... Зампрокурора Ростовской области, ничтоже сумняшеся, пишет в своей требовательной бумаге. Мол, требую рассмотреть! Потому как поймали-де профессора на взятке.
Специально для заместителя прокурора Ростовской области поясняю. По российскому закону виновным (в том числе и в получении взятки) человека может признать только суд. Вы хотя бы время от времени, за делами многотрудными, в закон всё же поглядывайте. Его, ЗАКОН, читать надо. И уважать. Даже прокурорам.

Но не думайте, уважаемый читатель, что так «повезло» с прокурорами только жителям Ростовской области. Юг России, на мой взгляд, – это вообще край заповедный, где вольнолюбивые прокуроры пасутся … ну, сами понимаете где. И как...

Кубань

«ЮФ» уже рассказывал о крупномасштабном мошенничестве, которое закатил в г. Славянске-на-Кубани некий г-н Шевченко. Схема жульничества проста до изумления. Нахватав чужого добра на десятки миллионов рублей и не расплатившись, объявил свою контору банкротом. Воровская контора г-на Шевченко изначально называлась «Энергострой». Нахапали добра деятели из «Энергостроя» во главе с С. Шевченко на кругленькую сумму – 108,4 миллиона рублей. После чего и началась процедура «банкротства». Разумеется, после того как большая часть нахапанного была уже продана, а деньги надежно спрятаны. Свидетельством тому служат неопровержимые документы. Вот, например, «ликвидатор» обанкроченного «Энергостроя» г-н А. Рощин подписывает оборотно-сальдовую ведомость. А в ней черным по белому, что добра-де в «Энергострое», – то есть оборудования, машин, транспортных средств – числится на 16,5 миллиона рублей. Этот документ датирован 13 мая 2010 года. А уже в ноябре того же 2010 года в отчете конкурсного управляющего мадам Лозановой в графе «Транспорт» значится ноль. В графе «Машины и оборудование» – тоже ноль! Куда, интересно, делось добро? Продали? Тогда кому и за сколько? И главный вопрос, конечно, – где деньги? И это притом, что еще одна «кинутая» С. Шевченко московская фирма, ООО «Стройнефтегаз-Альянс», отгрузила для «Энергостроя» оборудования на 43 миллиона рублей. Только вот вопрос остался всё тот же: куда оно делось? Улетучилось? А куда делись металлические изделия, полученные шевченковской конторой от «Русской горно-металлургической компании – Юг» из г. Батайска Ростовской области? «РГМК-Юг» отгрузила маталлопрокат стоимостью больше четырех миллионов рублей. Денег, естественно, на счета поставщика не поступило, да и металл растворился в тумане, искусно созданном г-ном Шевченко и компанией. Согласно письму, полученному от «Энергостроя», директором этой конторы, оказывается, являлся в 2008 году некий М.С. Бегунов. А за главного бухгалтера «Энергостроя» по фамилии Проход вообще расписывались в финансовых документах разные люди. При этом так и остались невыясненными полномочия самого «рулевого» – Сергея Шевченко. А ведь именно он выдавал доверенности на получение товаров. И это всё оказалось как-то за гранью внимания прокурора г. Славянска-на-Кубани. Даже когда было возбуждено уголовное дело по факту невыплаты зарплаты. Ну, казалось бы, в рамках расследования и непосвященному ясно: первым делом – ревизия! Первым делом – отчетность! А покажите-ка, почтенные остапы бендеры, куда вы денежки деваете? Но, увы, современная российская прокуратура (а особенно в таких субъектах, как Краснодарский край и Ростовская область) не отличается, мягко говоря, ни профессионализмом, ни стремлением к выполнению своих, законом определенных, обязанностей. А вот тут высвечивается, как муха на блюдечке, еще один аспект.
Прокуратура России для того и содержится на наши с вами, читатель, денежки (и немалые), чтобы наши законные интересы защищать. И жадность жулья во главе с С. Шевченко не остановилась на обирании доверчивых бизнесменов-партнеров. Жертвами этого нахрапа хапуг стали работяги. Им просто не заплатили за работу. За много месяцев. Грузчикам, станочникам, инженерам... Тем самым, которые наблюдали, как при полном попустительстве арбитражно-назначенного управляющего, в ходе процедуры банкротства, уходили «налево» станки и автомобили, подъемные краны и прочее добро ценой не в один десяток миллионов рублей. Местная милиция так зажмурила глаза на дела воров... Ну, Кубань, однако... Чихали здесь, в г. Славянске, на этой самой Кубани, местные правоохранители. Ну, воруют. Ну, обирают... А мы-то, прокуроры, тут при чем?

Ворюги из конторы под названием «Энергострой» задолжали рабочим и инженерам больше семи миллионов рублей. Обобранные люди шлют письма во всевозможные инстанции. Мол, денег не заплатили, банкротство объявили, а тем временем втихую добро за вполне реальные деньги распродают. Разумеется, из всех инстанций идут ответы на жалобы обобранных людей. Ну, ответы, сами понимаете, какие. Их давно называют отписками. Мы не поленились произвести подсчет этих самых отписок. Оцените:

На последнем месте по отпискам оказался депутат ГД РФ г-н Толстопятов. Он прислал всего одну. Две отписки пришли из администрации Президента России и две из администрации края. Всего три отписки пришли из Федеральной службы по труду. Здесь эта контора уравнялась со следственным Комитетом (по количеству). Целых пять отписок прибыли обобранным работягам из Службы судебных приставов. Тут выяснилось, что судебный пристав по фамилии Черный даже «дисциплинарное наказание» понес. Ну, типа, «упустил» такие мелочи, как распродажа награбленного добра... Но, что называется, «впереди планеты всей» опять оказалась прокуратура. Из ее глубин, из недр прокурорской мудрости обобранным людям пришло аж 15 отписок! В этом рекорде приняли участие прокурорские деятели из Москвы, которые пуляли жалобы на Кубань. Ну и, конечно, кубанские их коллеги. Те самые, которые как-то не увидели откровенного обирания своих земляков. Весной 2009-го шел процесс распродажи чужого добра. Станков, машин и пр. пр. пр. Деньги за это оборудование растворялись в карманах мошенников. Анатолий Иванович Фомин, поглядев на этот воровской беспредел, пришел в прокуратуру г. Славянска-на-Кубани. С вполне естественными вопросами. Помощник, а точнее, помощница прокурора по фамилии Волкодав ему простенько так ответила – заявлений принимать не буду. И проверять прокуратура не будет!

Кубань, вообще, очень своеобразно-прокурорский регион...

И снова Ростов

Немного истории.
Нодари Асоян вырос в грузинском городе Рустави, куда семья его переехала из села Мехмана, что в Нагорном Карабахе. Мама – гречанка, папа – изид. Нормальная для Кавказа многонациональная семья. С одной только поправкой. Национальность отца Нодари не могли простить почему-то ни в Грузии, ни в России, куда семья переехала после распада Союза.
В те годы из Грузии бежали все представители некоренной национальности, понимая, что задекларированный государством лозунг «Грузия для грузин» не оставляет надежды на человеческое существование.
Однако преследование семьи Нодари продолжилось и в России. И тут уже дело было не только в «голубизне» крови. Дело в том, что дядя Нодари, Айбас Халатович Асоян, проживавший в Ростовской области, к которому, собственно, и приехали родственники из Грузии, не раз подвергался преследованию за свое участие в курдском движении.
Что такое курдское движение и как, с легкой руки Турции, карающей лишением свободы даже собственных журналистов, посмевших коснуться этой темы, расправляются с его участниками по всему миру, – факт известный.

Дядю Нодари преследовали «по-нашему», «по-советски». Люди в форме защитников правопорядка наведывались с завидной регулярностью к нему в дом, забирали в милицейский участок, жестоко избивали...
За то, что участвовал в курдском движении? За то, что по национальности изид?

А вот исход этой истории. В апреле 2006 года в Главном следственном управлении ГУВД Ростовской области возбуждают уголовное дело по факту кражи личного имущества. К этому делу были позже присоединены еще несколько уголовных дел по кражам на ростовском автовокзале, разбойным нападениям и т.п.

В июне 2006 года наш герой Нодари Асоян был объявлен в федеральный розыск, как обвиняемый в организации преступной группы. 21 ноября 2007 года Нодари Асояну заочно была избрана мера пресечения – заключение под стражу. И в октябре 2008 года он был задержан в Греции и водворен в тюрьму.

Забегая вперед, скажем, что Н. Асоян содержится под стражей и по сей день. Мы не будем сейчас оценивать преступную деятельность этого человека. Это прерогатива суда. А вот что касается его содержания под стражей, то здесь больше чем достаточно странностей. По запросу Генпрокуратуры России Нодари Асоян был арестован в Греции. К 16 апреля 2010 года он провел в тюрьме год и шесть месяцев. Это предельный срок содержания под стражей для тех обвинений, которые предъявлены Асояну. В таких случаях человека должны освободить, если уже не управилось предварительное следствие. Но Асоян и поныне содержится в тюрьме! По поводу его освобождения состоялись два(!) решения судов. 7 сентября минувшего 2010-го последнее решение об освобождении Нодари Асояна вступило в законную силу. И что? А ничего. Сидит Нодари до сих пор...
Ситуацию комментирует адвокат Роман Кржечковский: «Что и говорить, случай дикий. Дело в том, что здесь мы сталкиваемся с упорным противодействием прокуратуры – и Генеральной, и прокуратуры Ростовской области. А итог налицо. Человек, вина которого, на мой взгляд, еще не доказана, сидит в камере абсолютно незаконно!».
Так что, виват, прокуратура!

Сергей СЛЕПЦОВ

Источник: 
автор: 
Раздел: 
Политика
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: