О коррупции в высшем судейском сообществе Краснодарского края

10/19/2010 - 17:36

О коррупции в высшем судейском сообществе Краснодарского края
Судья Хостинского райсуда Сочи Дмитрий Новиков в 2008 году ушел в отставку, а в 2010 году квалификационная коллегия судей Краснодарского края лишила его статуса судьи с 2006 года. Именно в 2006 году Новиков начал писать жалобы на руководство, обвиняя его в махинациях с землей. После обращения в СКП РФ в 2010 году экс-судью заключили под стражу и предъявили ему обвинения по нескольким статьям УК РФ. Сам Новиков считает себя виновным только в том, что выполнял незаконные требования начальства, и опасается за жизнь и здоровье свои и своих близких.
— Дмитрий Владимирович, судейское сообщество, следователи прокуратуры и
УФСБ края публично обвиняют вас в получении взятки, превышении
должностных полномочий, вынесении заведомо неправосудных решений,
незаконном предпринимательстве и мошенничестве в крупных размерах.
Признаете ли вы себя виновным по предъявленным статьям и эпизодам? Как
развивался конфликт между вами и вашими коллегами внутри весьма
закрытой судебной системы?
— Все обвинения в мой адрес, изложенные в представлениях краевой
квалификационной коллегии судей, Следственного комитета при прокуратуре России и
УФСБ, основаны только на домыслах. Никто не вникает в существо дела и не реагирует
ма мои возражения и заявления. По сути, мне в вину ставится моя осведомленность в
коммерческой деятельности председателя Краснодарского краевого суда Александра
Чернова, нынешнего председателя Хостинского районного суда города Сочи Владимира
Бахметьева и бывшего председателя Хостинского суда Валентина Язвенко.
С 2000 по 2008 год я был судьей Хостинского райсуда Сочи, после чего ушел в почетную отставку. До этого работал учителем начальных классов. За время работы в суде я стал невольным свидетелем преступной деятельности председателя Краснодарского краевого суда, который, используя свое служебное положение и неприкосновенность, в 2002 году организовал коррупционную группу с целью хищения государственной собственности в особо крупных размерах. Особенно активизировалась деятельность этой группы после утверждения правительством России программы по строительству олимпийских объектов в Сочи. Действуя вопреки интересам государственной службы, Чернов и его подельники похитили госимущества более чем на 10 миллионов долларов США, причинив государству ущерб в 3 миллиарда рублей.
С 2002 года в моем производстве по распределению председателя Хостинского суда находилось гражданское дело об оспаривании неправомерных действий главы администрации Сочи, который отменил постановление о выделении гражданам земельных участков для организации и создания крестьянских (фермерских) хозяйств в поселке Эсто-Садок на Красной Поляне. С чего, собственно, все и началось...
На основании вашего решения по данному делу вас обвиняют в мошенничестве с землей в поселке. Из материалов проверки следует, что в сентябре 2002 года экс-заместитель председателя Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств Марина Мелихова обратилась в Хостинский райсуд с жалобой на действия администрации Сочи. Жалоба была передана вам. В заявлении Мелихова сообщала, что в 2000 году и. о. главы Сочи Валерий Латышев постановил выделить 14 га земли для 32 фермерских хозяйств в Эсто-Садке. В 2002 году новый глава Сочи Леонид Мостовой отменил постановление своего предшественника. Мелихова в интересах всех членов КФХ попросила суд признать это решение незаконным. Но в результате сама лишилась участка, так как, по ее словам, отказалась исполнить ваше требование. Мелихова утверждает, что вы требовали от нее внести в списки фермеров четверых ваших людей, которые собирались перепродать земли и отдать вам вырученные деньги. Кроме того, некоторые свидетели по делу, среди которых глава Ассоциации фермерских хозяйств Петр Кохозец, утверждают, что давали вам взятки за то, чтобы вы признали за ними право собственности на землю в Эсто-Садке.
— Эти обвинения голословны. Представитель следственного комитета, бездоказательно
обвиняя меня, заявил, что Мелихова, якобы являясь членом фермерского хозяйства,
обратилась в суд для защиты прав фермеров. Во-первых, она никогда не была членом

Ассоциации КФХ. Во-вторых, не была уполномочена представлять интересы других
членов хозяйства. Она обращалась исключительно за защитой своих прав. Ее
заявление было мной удовлетворено. Мое решение прошло процедуру проверки его
законности в суде кассационной и надзорной инстанции. Оно было оставлено в силе.
Но в 2006 году мне поступило заявление о пересмотре этого решения "по вновь
открывшимся обстоятельствам". В процессе рассмотрения этого заявления я узнал, что
гектары земли в поселке Эсто-Садок оформлялись на подставных лиц, которые об этом
и знать не знали.
Также в процессе рассмотрения заявления я узнал и об участии в этой махинации судей Адлерского суда. Ко мне приходили председатель Хостинского суда и судьи Адлерского района, среди них Игорь Мамченко и Иван Тиводар, и говорили, что никаких изменений "по вновь открывшимся обстоятельствам" быть не должно, что все ранее принятые решения по землям в Эсто-Садке касаются лично их. Они требовали, чтобы я не исключал подставных лиц из списков фермеров. Я им пояснил, что судьи не могут заниматься предпринимательством в фермерских хозяйствах. На что мне сказали, что эти вопросы согласованы с краевым судом и я не должен вмешиваться.
Обосновывая страшное обвинение меня во взяточничестве, говорят, что я якобы совершал действия в пользу взяткодателя. Но я не мог совершать каких-либо действий ради взяток по этому делу, так как по результатам моих решений ни лжефермеры, включая Мелихову, ни глава ассоциации Коховец ничего не получили.
— У вас есть своя версия того, что происходило с землей в Эсто-Садке?
— Моя "версия" имеет документальное подтверждение. После пересмотра моего
решения по "вновь открывшимся обстоятельствам", когда из членов фермерского
хозяйства были удалены не фермеры, мне стало известно, что Чернов, действуя
совместно и согласованно с судьями Бахметьевым, Тиводаром, Мамченко и благодаря
судьям Юрию Филонову и Роману Язвенко, обеспечившим вынесение необходимых
заведомо неправосудных решений, похитил у государства этот земельный участок в
центре олимпийской застройки. Сейчас 14 га земли государство выкупает у граждан и
юридических лиц за 2 миллиарда 905 миллионов рублей. Таким образом, судьи
совместили государственную службу с незаконным предпринимательством,
мошенничеством и рейдерством. В группу в качестве пособников были вовлечены глава
Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств Сочи Петр Коховец и адвокат
адлерской коллегии адвокатов Бондаренко.
Начинались эти действия, как мне стало известно позже, еще в 2003 году. Я был приглашен судьей Адлерского районного суда Владимиром Бахметьевым на неофициальную встречу с председателем Краснодарского краевого суда Александром Черновым в ресторан "Пивной двор". Там мне сообщили, что из выделявшейся главой Сочи земли в Эсто-Садке 2 га причитается Чернову; 3,5 га — заместителю председателя Адлерского районного суда Сочи (в настоящее время председателю этого суда) Игорю Мамченко и председателю Адлерского районного суда (в настоящее время заместитель Адлерского районного суда) Ивану Тиводару; 0,4 га — судье Бахметьеву (в настоящее время председатель Хостинского районного суда).
После получения ими земли в собственность мне были предложены достойная благодарность и поддержка моей профессиональной деятельности. Поскольку данное мое решение было уже принято и прошло процедуру кассационного обжалования, эта беседа по большей части носила для меня, как я понял, предупредительный характер. Далее в Адлерском суде принимались решения с целью получения земли подставными лицами и перепродажи ее для извлечения запланированной выгоды.
— На каком основании следователи сейчас держат вас под стражей, а суд
продлевает заключение?
— Законных оснований нет. Эта группа, пытаясь скрыть следы своих преступлений,
организовала изоляцию главных свидетелей — меня и Ивана Шелкового. Сами они
ожидают очередных денежных средств от выкупа похищенной земли, незаконно
изъятой у Академии сельскохозяйственных наук России.

— Что за схемы разработал Чернов? Какую прибыль и кому именно они
позволяли получать?
— По указанию Александра Чернова формировались ложные списки людей, якобы
сохранивших желание землепользования и создания крестьянских (фермерских)
хозяйств. Были сфальсифицированы протоколы заседания Ассоциации фермерских
хозяйств. По указанию Чернова были найдены и включены в список нужные люди,
которые подписали в его интересах необходимые документы, а позднее — договоры
купли-продажи земли и передали полученные деньги судье. Работу по формированию
ложных списков вел Петр Коховец, которому в результате досталось 5,2 га земли.
Остальные участники махинации, как я уже говорил, также получили землю. Решением
Адлерского районного суда Сочи были признаны действительными отсутствующие
договоры купли-продажи земли, признано право собственности на земельные участки,
в том числе жены Бахметьева и многих подставных лиц.
Решение суда привели к немедленному исполнению. В один день зарегистрировали свое право на землю, мотивируя необходимостью проведения мероприятий, улучшающих плодородие почв. Земли тут же перепродали ложным (якобы добросовестным) покупателям. Хозяйство не создали. Государство обманули.
По результатам этой схемы председателя Краснодарского краевого суда Чернов получал деньги от Ивана Шелкового и через него от других указанных в решении суда лиц. Еще раз отмечу, что общая сумма полученного судьями "вознаграждения" составила более 10 миллионов долларов США. При некоторых передачах денег Чернову присутствовал и я, а также некоторые другие судьи. Первые денежные средства передавались ему в Москве на Неглинной. Большую часть денежных средств получил сам Чернов, лично выезжавший на встречи с покупателями и их посредниками. Только от продажи части участков он получал от 300 тысяч до 1 миллиона 200 тысяч долларов США.
Мамченко и Тиводар получили земельный участок 3,5 га. Его выкупная стоимость под олимпийскую программу составила 17 миллионов долларов при том, что государство должно быть восстановлено в правах на землю без возмещения ее стоимости преступной группировке. Часть земли от имени подставных лиц была реализована "Газпрому", вырученные деньги — распределены между участниками группы. После регистрации права собственности на землю по заведомо неправосудному решению по команде Чернова Адлерский районный суд изменил целевое назначение земли. Она получила статус земли поселений, что способствовало продаже участка по более высокой цене. Такая же схема была разработана и в Анапе с помощью председателя районного суда Стародубцева В.П. они отобрали у фермера Пасенко Е.А. 4,5га земли и для того чтобы она перестала бороться и возмущаться с помощью главы администрации г.Анапа отобрали дом и земельный участок оставшийся ей по наследству от родителей. А заповедник Утриш несколько гектаров были отданы частному лицу ООО «Дружба» Решение Анапского районного суда дело № 2-413/10 г.и.т.д.
— Как можно проверить ваши обвинения в адрес судей?
— По решениям судей, включая самого Чернова, выносимым по упомянутой мной
схеме. Председатель Краснодарского крайсуда остался недоволен незначительностью
площади его участка в Эсто-Садке. Это повлекло команду подготовить и инициировать
надзорную жалобу представляющих его интересы лиц (Лефтерова и Попандопуло) с
требованием изменить решение суда, исключить из списка фермеров неугодных
Чернову лиц и перераспределить землю между Лефтеровым и Попандопуло. Из списка
были исключены те, кто представлял интересы Петра Коховца. Высвобожденные таким
образом 4,1 га земли были тут же перераспределены между Лефтеровым и
Попандопуло. Решение о праве собственности было поручено вынести судье
Адлерского районного суда Роману Язвенко, сыну председателя Хостинского районного
суда. Земли продали за 4 миллиона 200 тысяч долларов США. Деньги передали
Чернову. Насколько я знаю, Лефтеров и Попандопуло получили от Чернова по 10 тысяч
долларов США.

А причем тут Иван Шелковой? Ведь именно его сейчас обвиняют в
махинациях с этой землей.
— Иван Шелковой был единственным, кто создал фермерское хозяйство и был не согласен с открытым и явным хищением олимпийской земли. Он обратился в суд с заявлением о пересмотре решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам, так как являлся стороной по делу и указал на обман государства. Решение Хостинского районного суда, вопреки угрозам Чернова, было мной отменено. Это решение должно было повлечь и безусловную отмену решения Адлерского районного суда о признании права собственности на участки, которые через подставных лиц принадлежали Чернову и остальным судьям. Однако этого не произошло.
А потом Ивана Шелкового и меня стали преследовать. Он обращался с жалобами в квалификационные коллегии судей. Эти жалобы игнорировались в течении трех лет. А. Чернов лично встречался с Иваном, угрожая ему физической расправой. В ходе рассмотрения мной заявления Шелкового в 2006 году было установлено, что многие лица только из его заявлений узнали, что они собственники земли. Подтвердили, что никуда не обращались. Выкупную цену не платили. Утверждали, что их имена были использованы в чьих-то корыстных интересах. Все отражено в протоколе судебного заседания по данному делу, и это легко проверить. Но решение суда было отменено. Производство по делу прекращено. На протяжении трех лет Шелковой требовал пересмотра незаконных судебных актов. Так как Шелковой — серьезный свидетель по делу, требовавший возбуждения уголовных дел против этой группировки судей во главе с Черновым, его по сфабрикованному уголовному делу 15 февраля 2010 года взяли под стражу.
— В чем обвиняют Шелкового и почему он стал давать показания против вас?
— Иван Шелковой незаконно обвинен в том, что в ходе рассмотрения гражданского дела в 2005 году он настоял на удовлетворении своих исковых требований к администрации Сочи по вопросу, не связанному с делом о правах на землю в Красной Поляне. Тем самым он якобы ввел федерального судью Валентина Язвенко в заблуждение относительно правомерности своих требований. Что касается показаний против меня — не только Шелковой, а любой, кто попадает в заключение, будет говорить следователям все что угодно.
— Вы, как юрист, заметили какие-либо ошибки следствия в этом запутанном деле?
— Следствие почему-то делает акцент только на четырех людях, которые являются подставными лицами якобы с моей стороны. Меня обвиняют в том, что именно я привлек к участию в деле Леонтьева, Шелкового, Лефтерова и Попандопуло для оформления на них земельных участков. С последними двумя я вообще не знаком. Я их никогда не знал и не видел. А земли я не выделял никому из них. Этими делами занимались судьи Юрий Филонов и потомственный судья Роман Язвенко. Они признавали право собственности на земельные участки и выносили другие судебные акты. При этом крестьянские (фермерские) хозяйства не были созданы. В результате по
решениям других судей — не моим! — 28 подставных человек стали собственниками дорогой земли, а не четыре человека, как выборочно указывает следователь. И поэтому к ответственности должны быть привлечены судьи Адлерского районного суда, вынесшие решения о признании права собственности на земли в Эсто-Садке, включая Чернова, который, являясь председателем президиума краевого суда, внес изменение в мое решение о перераспределении участков в поселке.
Постановление президиума Краснодарского краевого суда об изменении ранее принятого мной решения не основано ни на законе, ни на фактических обстоятельствах дела. В нем есть только голая воля одного судьи. Воля, направленная на то, чтобы отнять землю у одних граждан и передать ее другим. На основании каких норм права и по какой причине, в постановлении не указано. Само постановление вынесено по надзорной жалобе, которую приняли к рассмотрению спустя более года с момента вступления моего решения в законную силу. Это прямо запрещено законом.

В надзорном постановлении президиум крайсуда руководствуется доказательствами, которых не существовало тогда, когда я выносил решение. Я вам как юрист говорю, что суд надзорной инстанции лишен права принимать и оценивать доказательства, не исследованные судом первой и второй инстанций. Такие действия запрещены Гражданским процессуальным кодексом. То, что высшая судебная инстанция края пошла на такие грубейшие нарушения, говорит о прямой заинтересованности членов президиума в принятии именно такого решения. При этом, обращаю внимание, что это постановление президиума подписано лично Александром Черновым. Я говорю и пишу об этом, но следователи не обращают никакого внимания на мои доводы.
— Куда вы обращались по факту коррупции судей и какая реакция
последовала?
— Последнее заявление на десяти листах на имя Бастрыкина у меня принял
следователь Акимов 26 марта 2010 года на личном приеме в Следственном комитете
при прокуратуре России в Москве. К заявлению были приложены документы на 37
листах. В нем я подробно изложил все известные мне факты коррупционных действий
сочинских и краевых судей, свидетелем которых я являюсь, и потребовал возбуждения
уголовного дела в отношении Александра Чернова и Владимира Бахметьева по статьям
305, 316, 171 и 159 УК РФ. Вместо рассмотрения моего заявления по существу 7 апреля
я был задержан по месту жительства в Москве и по сей день нахожусь под стражей.
— Вам вменяется несколько эпизодов мошенничества с землей. Подробнее
хотелось бы остановиться на истории с ПЖСК "Светлана". Вы удовлетворили
иск администрации Хостинского района, которая просила снести построенные
с нарушениями строения, входящие в комплекс...
— По этому эпизоду мной в начале лета 2006 года было вынесено решение о сносе
самовольной постройки за счет застройщика. Иск администрации был удовлетворен по
причине того, что сама администрация Хостинского района указала, что это строение
самовольное и опасное для жизни и здоровья граждан. Краевой суд мое решение
отменил, сославшись на то, что без техэкспертизы невозможно установить, создает ли
строение угрозу жизни и здоровью граждан. Меня обвиняют в том, что я рассмотрел это
дело, несмотря на отзыв иска администрацией. Но как я мог не рассматривать, если это
здание рухнуло бы? Кто бы отвечал, если бы я не вынес это решение? Семиэтажные
гаражи на оползневом склоне — это страшно. Я не понимаю, почему меня в данном
случае обвиняют по статье 305 УК РФ, в вынесении заведомо неправосудного решения.
Я считаю свое решение верным и направленным на защиту интересов жизни и здоровья
людей.
— В качестве доказательства обвинений против вас приводится жалоба Елены
Бокачевой. Мне она заявила, что не имеет к вам никаких претензий. Бокачева
также утверждает, что ей несколько раз звонили и настоятельно просили дать
показания против вас по делу о сносе ПЖСК, но она отказалась. Тогда встает
вопрос, на каком основании против вас возбудили уголовное дело и
заключили вас под стражу... В этой связи хотелось бы уточнить, каковы
условия вашего содержания.
.
— В настоящее время идет страшное давление. Меня оскорбляют. Угрожают: "Мы тебя
повесим!", "Таких, как ты, нужно вешать на первом столбе". Меня обещают убить при переводе или прямо в камере. Не сомневаюсь, для меня подберут и камеру, и СИЗО. Меня держат в металлическом ящике часами. Раздевают догола по пять раз в день. Заставляют голым делать гимнастику. Выдержать все это нереально. Здесь все сдаются. Сломили и Ивана Шелкового. Следователи ФСБ использует все способы давления, особенно по выходным, когда милицию и скорую не вызовешь. Сейчас следственные действия ведутся каждый день, даже на выходных. Следствие очень торопится.
— Надеетесь ли вы на то, что ситуация как-то изменится? Видите ли какой-то
выход из сложившейся ситуации?
— Все, что делают со мной коррупционеры, возможно, пока нет независимой проверки.
Судьи ее боятся. Пока их никто не проверяет. Решения, которые я обжалую, и мои

заявления на них попадают к ним же. Они понимают, что эти неопровержимые доказательства против них можно утаить устранением свидетелей — меня и Ивана Шелкового. Путем осуждения или физической расправы. Я для судейского сообщества
— большая проблема. Ведь в судах Сочи денежный оборот равен обороту на
металлургических заводах, где люди и государственное имущество — лишь материал и
средство для достижения цели. Массированная пропаганда против меня в СМИ также
затеяна не зря. Моих пояснений и заявлений никто не афиширует и не разбирает. Но
почему-то никто не задумывается, что в преступлениях меня обвиняют судьи,
выносившие решения по вопросам, которые публично мне ставятся в вину, по
принципу "держи вора".
— Как ваши бывшие коллеги относятся к происходящему?
— Очень многие судьи на моей стороне. Передают мне, что надеются на перемены к
лучшему. Но даже те, кто говорит правду, боятся Чернова, боятся потерять свои очень
дорогие места. Но председателю Краснодарского краевого суда меня надо публично
показательно уничтожить, чтобы другим неповадно было с ним связываться.

— В СМИ сообщалось, что вы богатый человек, ездите на очень дорогой
машине. Скажите, сочинские и краевые судьи живут на зарплату? Вам что-то
известно об их нетрудовых доходах?
— Во-первых, машина не моя, и об этом прекрасно известно следователям. А во-
вторых, Чернов и 50 процентов судей, работающих под его руководством, —
преступники, которые не имеют права судить граждан России. Они берут взятки за
договорные решения, которые затем используются при строительстве и распродаже
недвижимости на миллионы долларов. У Владимира Бахметьева — дома на Учительской
и Депутатской. Судья Язвенко за два года заимел 4 дома. В районе Центрального
стадиона — два дома. Один продан Кадырову, с его же слов, за 8 миллионов долларов.
Два дома в Хосте за 6 миллионов долларов. У заместителя Чернова, судьи Ольги Дидик,
дом в 12 этажей в районе санатория "Металлург" на Курортном проспекте.
Строительство вела семья. Земля под дом дорезалась решением Хостинского суда.
Александр Чернов имеет землю у концертного зала "Фестивальный". В Красной Поляне.
Эллинги — так называемые лодочные ангары, а на деле дворцы на берегу моря.
Объекты самовольного строительства у санатория "Электрон", лагеря "Спутник",
участки и доли в "Александрийском маяке", "Старой мельнице"... И многое другое. На
моих глазах Чернов лично передавал проценты Колодяжному (мэр Сочи Виктор
Колодяжный — прим. Каспарова.Яи). При этом рядом присутствовали "олигархическая
верхушка", заместитель Чернова и судьи Адлерского райсуда.

— Считаете ли вы, что ни в чем не виноваты?
— Моя вина есть лишь в том, что сначала, как и все судьи, которые находятся в этой
системе, я был вынужден выполнять требования начальства: признавать и закрывать
нужные им дела. Но потом с 2006 года я стал об этом везде сообщать вместе с Иваном
Шелковым. Так как лично я, когда понял все схемы, категорически не хотел
участвовать во всем этом. Но никто на мои заявления не реагировал и не реагирует. И
в конце концов все закончилось тем, что есть сегодня.
— Ваши жалобы о расхищении госимущества судьями, очевидно,
передавались Александру Чернову. Встречался ли он с вами после этого и
просил ли, чтобы вы прекратили писать?
— Лично Александр Чернов и Владимир Бахметьев еще до взятия меня под стражу
угрожали мне убийством. Они говорили, что "закопают меня заживо, если я не закрою
рот и не проведу необходимую им "работу" с Шелковым". Предупреждали, что в
отношении Шелкового они "устроят в камере 37-й год". Многие события до заключения
нас под стражу происходили на моих глазах. У Ивана Шелкового, по его рассказам,
рейдеры в судейских мантиях и сотрудники ФСБ забрали все деньги под угрозой его
истязания в камерах неправосудного осуждения.

— У вас есть адвокаты. Поднимают ли они вопрос об устранении опасности для
вашей жизни?
— Поднимают. Но уже началась травля моих адвокатов. Следователь ФСБ Гнатив
направил представление, согласно которому Михаил Беньяш, представляющий меня в
гражданских процессах, связанных с моей судейской неприкосновенностью и
восстановлением моего статуса судьи, не являлся на следственные действия. Причем
на следственные действия, сорванные, по сути, самим следователем. Следователи ФСБ,
пользуясь отсутствием моих адвокатов, навязывают мне своего адвоката А.И.
Баженова. Но он, как и следователи, угрожает мне. Я отказываюсь от такой "защиты",
но бесполезно. Самое страшное происходит, когда проводят следственные мероприятия
с таким "защитником".
— В связи с этим не боитесь ли вы выступать с обвинениями против
конкретных лиц? Вы собираетесь рассказать все, что знаете о фактах
коррупции в органах власти Сочи и Краснодарского края?
— Я готов это сделать, если мне и моей семье будет предоставлена государственная
защита, а Чернова лишат возможности давления на свидетелей. Я дам показания по
десяткам эпизодов мошенничества, вынесения заведомо неправосудных решений,
умышленного ограничения доступа граждан к правосудию, вымогательства,
незаконного предпринимательства, различного рода злоупотреблений. Представлю
неоспоримые доказательства.
Хочу также сказать, что председатель Хостинского районного суда Бахметьев представляет реальную угрозу для общества. За два года он не дал ответа ни на одно процессуальное обращение Шелкового, угрожает ему серьезными садистскими изощрениями. Бахметьев ведет совместный бизнес с Черновым. Имеет серьезные связи с криминалом. Доказательства у меня есть.
Судьи угрожают расправой надо мной и членами моей семьи. Они считают себя недосягаемыми и обладающими правом самосуда.

Раздел: 
Что происходит
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: