БЕСПРЕДЕЛ!

04/20/2011 - 09:29

<>Верховный суд РСО – Алания против Президента России?

…Наша уголовная политика должна быть современной, отвечать представлениям о том, какие действия подлежат, может быть, наиболее жёсткой оценке со стороны государства, а какие действия в такой оценке не нуждаются. Эта работа давным-давно назрела...
Д.А. Медведев, 17 марта 2011 года

В редакцию «ЮФ» поступило открытое письмо индивидуального предпринимателя из Республики Северная Осетия – Алания И.С. Челахсаева, который на протяжении ряда лет успешно обеспечивал жителей республики мукой и хлебом. Его бизнес был поставлен настолько хорошо, что к заявителю обращались… темные личности, которые настоятельно рекомендовали ему «отдать» предприятие. Он отбился от бандитов, но люди в судейских мантиях, заседающие в республиканском Верховном Суде, успешно справились с криминальным «поручением».

Сегодня предприятие разорено, практически все его работники потеряли рабочие места, производство фактически остановлено. У владельца бизнеса отобрали производственные помещения, которые благополучно простаивают (а проблема безработицы на Кавказе стоит на первом месте, и сложная криминогенная обстановка – ее прямое следствие), землю под ними, возможность честно трудиться, платить налоги, наращивать валовый региональный продукт и обеспечивать регион необходимой продукцией, а свою многодетную семью – средствами к существованию.

Его фактически подталкивают к тому, чтобы он отстаивал свои права не при помощи судебной власти и закона. Более того, все инстанции, куда он обращался, переправляли его жалобы для разбирательства (читайте – отправки в мусорную корзину) тем же самым «обидчикам». Он дошел до Администрации Президента и Верховного Суда РФ. Разумеется, были обращения в Следственный комитет, в прокуратуру, в ФСБ. Всё тщетно.

Несмотря на неоднократные обращения в Верховный суд Российской Федерации, вопрос по существу так и не разрешен.
История криминалистики изобилует случаями, когда даже масштабные преступные группировки сами выдавали правосудию своих зарвавшихся и творящих беспредел членов, чтобы не подвергать опасности ликвидации саму группировку. Судейское сообщество РСО – Алания и России категорически отстаивает «честь мундира» отдельных запятнавших эту честь судей в ущерб репутации судебной системы, законности, самому существованию Российского государства. К таким выводам редакцию привели самостоятельное расследование и анализ ситуации в правоприменительных структурах республики.

В таких условиях не будет ничего удивительного, если и это обращение заявителя к ниже перечисленным адресатам приведет не к рассмотрению его гражданского дела по существу и восстановлению справедливости, а к очередным формальным отпискам и чиновничьему «футболу», который рассчитан на то, что человек смирится, опустит руки, отступит… А если не отступит? События в Кущевской, где сращивание всех ветвей власти с криминалитетом и покрывательство многочисленных преступлений властями позволило бандитам надеяться, что безнаказанным останется даже убийство 12 человек, среди которых четверо – дети, очевидно, ничему не научили нашу правоохранительную систему. Беспредельщики по-прежнему творят беззакония, и – до поры до времени – всё это сходит с рук. Так нужно ли ждать трагедии, чтобы начать наводить порядок?
Начнем с письма (редакция вставила в него подзаголовки для удобства чтения)…

Президенту РФ МЕДВЕДЕВУ Д.А.
Председателю Верховного Суда РФ ЛЕБЕДЕВУ В.М.
Генеральному прокурору РФ ЧАЙКЕ Ю.Я.
Председателю Следственного комитета РФ
БАСТРЫКИНУ А.И.
Заместителю Генерального прокурора РФ по ЮФО и СКФО
СЫДОРУКУ И.И.
Полномочному представителю Президента РФ в Северо-Кавказском федеральном округе ХЛОПОНИНУ А.Г.
В Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека,
Председателю Комиссии Общественной палаты РФ по общественному контролю за деятельностью и реформированием правоохранительных органов и судебно-правовой системы
КУЧЕРЕНЕ А.Г.
Главе администрации Республики Северная Осетия – Алания МАМСУРОВУ Т.Д.

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

Я, Челахсаев Ибрагим Сергеевич, гражданин Российской Федерации, проживающий в Республике Северная Осетия – Алания, в г. Владикавказе, после службы в Вооруженных Силах РФ решил начать собственный бизнес. Было это в 1996/97 гг. Я арендовал небольшое помещение при комбинате школьного питания, занялся выпечкой хлеба. Затем мне потребовалось помещение больших размеров для расширения производства, и подобные помещения нашлись на территории Владикавказского машиностроительного завода. Там я установил мельницу и перенес туда же всё остальное производство. Занялся производством муки, а также продолжал выпекать хлеб. Оборудование я покупал в рассрочку.

ПРЕДЫСТОРИЯ

Вскоре машиностроительный завод начал испытывать финансовые трудности, и мне пришлось спешно выкупать занимаемые моим предприятием (ЧП «Хлеб Осетии») помещения. Тогда-то я, полностью погруженный в производственные задачи и не имевший свободного времени для хождения по инстанциям, послушался настоятельных советов моего армейского товарища по оружию, которого я сделал своим заместителем по общим вопросам на производстве, – М.В. Будаева. Он рекомендовал мне оформить выкупаемые помещения – для быстроты решения вопросов с оформлением – на имя Т.М. Абаева (его привел на предприятие Будаев), работавшего слесарем по наладке оборудования и зарегистрированного одновременно в качестве индивидуального предпринимателя. Оба заверяли, что вернут мне помещения по первому требованию. Это происходило в 1999–2001 гг.
Всего я выкупил четыре помещения. 21 июля 2003 года по акту приема-передачи произошло переоформление права собственности на данные помещения уже Комисси Общественной палаты РФ по общественному контролю за деятельностью и реформированием правоохранительных органов и судебно-правовой системы на мое имя. Основанием послужили договор купли-продажи мною 600 мешков муки гр. Абаеву от 12.07.2002 года, а затем – договор об отступном и по соглашению сторон от 18.07.2003 года (так как Абаев не мог расплатиться со мною за приобретенную муку). Оформлением документов полностью занимался гр. Абаев. Он же перестал появляться на объектах в связи с утратой права собственности на них. Регистрационная палата РСО – А установленным образом зарегистрировала имущество на мое имя. А я занимался реконструкцией, облагораживанием, надстройкой этажей и т.д., увеличивал рабочие площади. Никто ни к кому претензий не имел. Более того, я выкупил землю под этими помещениями.

НАЧАЛО ПРОБЛЕМ

В том же 2003 году гр. Абаев уволился, не предъявляя ко мне никаких претензий. Через некоторое время, в 2007 году, под предлогом возникшей аллергии ушел с работы и гр. Будаев. Он начал предъявлять мне свои претензии на часть бизнеса, но наши взаимоотношения строились по принципу «работодатель – работник», а не на основе партнерства, и я ему отказал. Вскоре на меня началось давление со стороны криминальных структур, которые задействовал гр. Будаев. Они требовали уступить им мой бизнес. Я выдержал этот натиск и продолжал честно работать.
В марте 2007 года меня вызвали в суд в качестве ответчика по делу о признании ничтожной сделки по договору 2003 года об отступном (затем гр. Абаев дополнил свои требования пунктом о признании договора купли-продажи муки 2002 года недействительным). 22 апреля 2008 года Советский районный суд г. Владикавказа под председательством судьи З.М. Дзодзаева вынес принципиальное решение об отказе в удовлетворении иска гр. Абаева по целому ряду оснований, среди которых был и истекший срок давности подачи иска по подобным делам (три года). В этом решении суда есть подробный анализ обстоятельств дела, свидетельских показаний, данные о проведенных экспертизах. Кроме того, в нем указаны площади всех спорных помещений.

Данное решение было оспорено в порядке кассации гр. Абаевым, и 9 июля 2008 года Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РСО – Алания под председательством судьи Нигколовой И.И. отменила решение суда первой инстанции «в части отказа в иске Абаева» по формальным признакам и направила его в тот же суд для повторного рассмотрения в новом составе судей. Кассационная жалоба Абаева Т.М. была удовлетворена полностью.

В решении Советского районного суда г. Владикавказа от 15.05.2009 года под председательством судьи В.Г. Бесолова содержится еще более полный и детальный анализ наших взаимоотношений. В частности, установлено, что за период с 2003 года мною были сделаны неотделимые улучшения объектов недвижимого имущества, являющихся предметом спора, приведены многочисленные показания свидетелей. Всплыли дополнительные факты. Также в решении суда зафиксированы противоречащие друг другу показания гр. Абаева (в иске он заявляет претензии на четыре строения, а по ходу процесса признает, что литер «Э» – одно из этих зданий, он никогда не приобретал и претензий на него не имеет); появляются показания гр. Будаева, который начинает претендовать на часть бизнеса. Суд отклоняет иск Абаева.

ОПЯТЬ НИГКОЛОВА

Но уже 28 августа 2009 года Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РСО – Алания под председательством все той же И.И. Нигколовой отменяет решение суда первой инстанции и принимает по делу новое решение: признать оба спорных договора недействительными и обязать меня возвратить в собственность Т.М. Абаева все четыре здания! Примечательно, что г-жа Нигколова отдает противной стороне спора даже тот объект, на который она не претендовала! Более того, решение она принимает 28 августа, уходит в отпуск с 1 сентября, второй стороне спора копия определения направляется в начале сентября; моему представителю – 10 ноября 2009 года, то есть спустя более двух месяцев со дня оглашения. Считаю, что мне определение кассационной инстанции не выдавалось на руки преднамеренно, чтобы я не мог воспользоваться своим правом подачи надзорной жалобы и приостановить исполнение данного определения.

Мои оппоненты перерегистрировали спорные строения на себя уже 14 октября 2009 года, и только потом копия определения была направлена моему адвокату. В ходе разбирательства я и мои представители в суде, наученные горьким опытом первого кассационного рассмотрения, заявляли отвод судье Нигколовой – она эти требования игнорировала. Кроме того, аудиозапись судебного заседания от 28 августа 2009 года, сделанная моим адвокатом, и итоговый протокол заседания имеют существенные отличия – не в мою пользу, на что никто не хочет обращать внимания.

«ТОРЖЕСТВО» ЗАКОНА?

И еще один любопытный факт: 27 августа 2009 года против гр. Абаева было возбуждено уголовное дело по 303 ст. УК. РФ именно по рассматриваемому гражданскому делу. На основании п. 5 ст. 215 ГПК РФ мы заявляли ходатайство о приостановлении производства по кассационной жалобе до разрешения уголовного производства. Коллегия отказала в приостановлении рассмотрения, мотивировав это тем, что уголовное дело возбуждено преждевременно… Таким образом, Судебная коллегия под председательством Нигколовой И.И., выйдя за рамки своих полномочий, фактически признала возбуждение уголовного дела незаконным!
Более того, 14 мая 2010 года я подавал заявление о пересмотре Кассационного определения от 28.08.2009 г. по вновь открывшимся обстоятельствам. Нужно ли говорить, что Судебная коллегия в лице той же судьи Нигколовой И.И. возвратила мое заявление без рассмотрения по существу и с нарушением сроков (более месяца вместо положенных по закону 10 дней!). А выводы коллегии не соответствовали содержанию заявления. Оно не являлось надзорной жалобой и подлежало рассмотрению в порядке главы 42 ГПК РФ; данная же глава предусматривает только два возможных решения суда – удовлетворить заявление либо отказать в пересмотре решения (а не возвратить без рассмотрения).

«ЧЕСТНАЯ» СУДЬЯ?

Но г-же Нигколовой И.И. вольно обращаться с законом приходилось и ранее, причем не только в отношении меня. Как я узнал из случайно полученных мною документов, 7 ноября 2005 года она обратилась с заявлением на имя председателя Верховного суда РСО – Алания Агузарова Т.К. о назначении ей ежемесячной надбавки к заработной плате в размере 50 % ежемесячного пожизненного содержания – как имеющей стаж работы в качестве судьи более 20 полных лет. Как соответствующая комиссия ВС республики принимала свое решение, сказать не могу, но надбавка была назначена и выплачивалась судье Нигколовой И.И. вплоть до августа 2006 года, когда та же комиссия установила, что заявительница не подтвердила имеющийся стаж работы в должности судьи и не имела права на данную надбавку. Ей предписывалось вернуть в кассу суда более 140 тысяч рублей, полученных в нарушение закона. Ни сама она, ни члены комиссии никакому наказанию не подвергались. Всё это подтверждено письмом № 6242 от 11.10.2010 года на мое имя за подписью председателя Верховного суда РСО – Алания Т.К. Агузарова. Возвращены ли деньги в бюджет, я не знаю.

Любопытная публикация содержится и в «Уточнении» к одной из публикаций (№ 21 от 04.02.1998 года) в республиканской газете «Северная Осетия». В ней, в частности, устами первого заместителя прокурора РСО – А В.И. Козаева говорится: «Прокурорские проверки выявили волокиту при рассмотрении уголовных и гражданских дел Ирафским и Дигорским районными судами, что привело к нарушению конституционных прав граждан республики. Грубые нарушения закона в работе судов вскрыты проверкой Верховного суда РСО – А, в результате которой в квалификационную коллегию внесены представления о лишении полномочий судей Б.Б. Кудзоева и И.И. Нигколовой».

ПРОБЛЕМЫ ПРОДОЛЖАЮТСЯ

Решением от 02.06.2010 года Промышленного районного суда г. Владикавказа под председательством судьи З.Н. Дзугкоевой требования Будаева Марата Владимировича ко мне «об истребовании из моего незаконного владения» (выселении с передачей ключей) были удовлетворены. Да, никакой опечатки тут нет: 02.04.2010 года гр. Абаев по договору купли-продажи уступил права собственности на построенные моими руками цеха гр. Будаеву. Землю под зданиями у меня к этому времени также успели отобрать при помощи судебных инстанций, опираясь на одно-единственное неправедное решение, которое мне даже не дали оспорить. Районный суд наконец-то «прислушался» к позиции судьи И.И. Нигколовой, которая, очевидно, решила, что в отношении меня можно применять не законодательство Российской Федерации, а ее личные «убеждения» в правоте моих оппонентов.

Аппетит, как известно, приходит во время еды. И.И. Нигколова отобрала четыре здания, на одно из которых истец не претендовал, а также лишила меня возможности добиться справедливости, заволокитив отправку мне экземпляра своего определения. З.Н. Дзугкоева – убрала из материалов дела площади спорных зданий, которые я достраивал, реконструировал и на тот момент улучшил и расширил в три раза, чему есть масса свидетелей. И тем самым лишила меня права добиться хотя бы компенсации понесенных затрат. В дальнейшем мне неоднократно отказывали в разъяснении этого неправосудного решения суда… Меня целенаправленно и общими усилиями лишают буквально всего!

Похоже, что теперь (после двух кассаций судьи И.И. Нигколовой) суды всех уровней в нашей республике действуют заодно. А объектом их немилости по роковому стечению обстоятельств стали я и мой бизнес. Все мои аргументированные обращения и жалобы в многочисленные учреждения судебной, законодательной и исполнительной власти направлялись на рассмотрение г-ну Агузарову (вся переписка у меня сохранена), который не привык применять меры какого-либо воздействия к г-же Нигколовой. Писал в Администрацию Президента РФ, мне ответили, что письмо направлено для рассмотрения по существу в республиканскую квалификационную коллегию судей. А оттуда отвечают, что это – не их полномочия. Круг замыкается, и так – везде…

Я выселен, производство остановлено, бизнес парализован, люди уволены, налоги платить не нужно. Зато г-н Будаев, который давно зарился на мой бизнес, получил все необходимые ему решения через суд. Во всем цивилизованном мире это называется рейдерским захватом при помощи судьи Верховного суда РСО – Алания И.И. Нигколовой, принимавшей решения не по букве закона, а по каким-то иным мотивам и – исключительно – не в мою пользу. Теперь ей, отобравшей у меня все плоды 12-летнего упорного труда, бизнес, имущество, отбирать у меня уже нечего – больше ничего не осталось… И я уверен, что так и произойдет, если высокие должностные лица, к которым я обращаюсь в данном письме, как в последнюю инстанцию, не откликнутся, не вникнут в суть моего запутанного дела и не дадут мне хотя бы шанс на восстановление справедливости!

И.С. ЧЕЛАХСАЕВ

Нельзя не дополнить

От информации, которая содержится в открытом письме, бросает в дрожь. Потом начинаешь задумываться: а вдруг только по судье И.И. Нигколовой у жителей возникают подобные «открытые вопросы»? Вдруг остальное судейское сообщество РСО – Алании обладает кристально чистой репутацией? И легко находим ответы в тезисах доклада Уполномоченного по правам человека РСО – А, кандидата юридических наук Валерия Николаевича ЦОМАРТОВА на 6-й Северо-Кавказской научно-практической конференции «Конституция и проблемы укрепления законности» (март 2011 года):

«…Если верить официальной статистике, то сотрудники судов и следственных органов Республики Северная Осетия – Алания являются святыми людьми. Последний раз в 1978 году Верховный Суд Республики признал Мищенко Василия виновным в том, что он, будучи судьей Пригородного района, получил взятку в 200 руб., и наказал его шестью годами лишения свободы. С тех пор ни один судья за взятку не осужден. Редки и случаи привлечения следователей за получение взятки …Не сообщил Верховный Суд Республики нам и о том, какие меры приняты в отношении членов комиссии, назначившей незаконно одному из судей ежемесячное денежное пособие. Внутри судебной системы сложилась семейная корпоративная обстановка…».

Редакция попросила Валерия Николаевича прокомментировать его тезисы.
– Беда в том, что провозглашенный в России принцип независимости судьи восприняли так, что стали безответственны, – заявил В.Н. Цомартов в редакционном интервью. – Независимость, конечно, нужна при решении конкретного дела. Для того чтобы судья мог на основании только закона, без влияния извне, руководствуясь только материалами дела, принять законное и обоснованное решение по данному спору. Но жизнь есть жизнь. К сожалению, в целом по России все погнались за деньгами, деньги стали знаменем движения вперед. А судьи – такие же люди, как Абрамович, Березовский и другие, желающие зарабатывать деньги. Это отразилось в целом на судебной системе. И судьи, за которыми признали независимость при рассмотрении конкретного дела, начали считать себя независимыми вообще, в том числе – от закона.

Есть ситуации, когда нарушения, допущенные судьей, официально устанавливаются и фиксируются. Например, установлено, что пенсионная комиссия при Верховном Суде республики назначила пособие судье И.И. Нигколовой, притом, что у нее не было необходимого для назначения данного пособия стажа. Если бы это сделала не сама пенсионная комиссия ВС РСО – А, а любое другое ведомство, то милиция всех членов комиссии привлекла бы к уголовной ответственности за хищение государственных денег. А тут – круговая порука. Я лично направил протокол в Следственный комитет и поставил вопрос о том, чтобы был рассмотрен вопрос о возбуждении уголовного дела в отношении членов комиссии. Начальник СК направляет этот протокол в Верховный Суд Республики, который не принимает решений о возбуждении уголовного дела, это – исключительная компетенция Следственного комитета. А незадолго до этого жену руководителя Следственного комитета назначили федеральным судьей Промышленного районного суда. Семейственность, круговая порука…».

Свою оценку ситуации дал и секретарь Совета общественной и экономической безопасности РСО – А Асланбек Сергеевич КЕЛЕХСАЕВ:
– Среди материалов, прилагавшихся к обращению И.С. Челахсаева на мое имя, находились три документа – заявление И.И. Нигколовой о назначении ей надбавки, протокол № 5 заседания комиссии республиканского Верховного Суда, отменивший данную надбавку, и ответ Председателя ВС РСО – А по данной ситуации. Из них можно сделать вывод, что в Верховном Суде РСО – А царит атмосфера круговой поруки на коррупционной основе. Судя по всему, о данном деянии судьи И.И. Нигколовой известно довольно широкому кругу коллег по «цеху», и оно квалифицируется ими как противоправное. Об этом свидетельствует и то, что судья или судьи ВС, владеющие обличающими И.И. Нигколову документами, предпринимают настойчивые попытки их придать гласности, добиться соответствующей реакции соответствующих инстанций. То, что они не решаются на официальные заявления по этому поводу, также свидетельствует об атмосфере, созданной в ВС РСО – А, в судебном сообществе в целом.

Полагаю, одним из побудительных мотивов «принципиальных» судей в стремлении обнародовать эти материалы является опасение, что преемником Т.К. Агузарова в должности Председателя ВС РСО – А станет И.И. Нигколова. И, судя по всему, эти опасения небезосновательны. Судья И.И. Нигколова регулярно получает награждения и поощрения, ее признают лучшей по профессии. О стремлении И.И. Нигколовой и заинтересованности определенного круга с административным ресурсом в продвижении ее на ключевые позиции в судебной системе свидетельствует и то, что в 2007 году ею предпринимались настойчивые попытки занять должность Председателя Арбитражного суда РСО – А. В судебном сообществе и кругах, реализующих современную кадровую политику, видимо, считают, что И.И. Нигколова уже приобрела необходимый опыт, проявила качества, которые вселяют уверенность в сохранении «преемственности» существующего порядка вещей в случае назначения ее на руководящую должность.

Свое отношение к происходящему председатель ВС РСО – А Т.К. Агузаров достаточно ясно изложил в ответе заявителю от 11.10.2010 года за № 6242. Многоопытный судья в деяниях И.И. Нигколовой не усматривает ничего предосудительного, как, впрочем, в действиях Комиссии по назначению ежемесячного пожизненного содержания при ВС РСО – А. Хотя его неуклюжие попытки подменить понятия, ввести в заблуждение, исказить суть вопроса, преподнести умышленные деяния как непреднамеренную ошибку свидетельствуют о том, что сам Т.К. Агузаров понимает противоправность указанных действий и предпринимает меры по сглаживанию неблаговидной ситуации.

На мой взгляд, исходя из статуса судей, оценка их действий или бездействия, содержащие признаки противоправности, должна осуществляться с определенным пристрастием. К ним нужно предъявлять требования более высокие, чем к тем, кто не является служителем Фемиды. Действия (а в данном случае и бездействие Т.К. Агузарова) я бы квалифицировал как содержащие признаки должностного преступления (возможно – не одного), наносящего значительно больший ущерб государству, чем масштабное казнокрадство, поскольку они подрывают авторитет государственной власти, способствуют ее ослаблению. Поражает отсутствие реакции на происходящее со стороны самой судебной системы, а также Следственного комитета РФ, прокуратуры РФ. Они откровенно и открыто уклоняются от возложенных на них обязанностей. Возникает вопрос о масштабах круговой поруки на коррупционной основе.
И напоследок – комментарий секретаря Общественного совета при главе РСО – Алания по противодействию коррупции Ахсарбека Александровича КАЛЛАГОВА:

– К нам поступила жалоба И.С. Челахсаева на действия судьи ВС РСО – А И.И. Нигколовой с огромной кипой документов в приложении. Была создана экспертная группа из числа наиболее подготовленных и ранее работавших в правоохранительной и судебной системе специалистов. Этой группе было предложено рассмотреть, имеются ли, на их взгляд, процессуальные нарушения в работе суда по рассмотрению исковых заявлений И.С. Челахсаева. Мы не можем повлиять на суть спора – судебное решение уже вступило в законную силу. Но оценить, имели ли место нарушения процессуальных норм судом – неотъемлемое право общественности. И некоторые факты нашли свое подтверждение. Например, истец Абаев оспаривает у Челахсаева часть имущества, а судья приписывает ему всё имущество, даже то, на которое истец не претендовал. Обнаружены также нарушения исковых сроков. Экспертная группа установила ряд явных ошибок судебных органов, которые повлияли на исход дела. Вероятно, у гр. Челахсаева возникли подозрения, что имел место подкуп судьи, поэтому он к нам и обратился. Мы пришли к выводу, что предвзятый подход в данном случае имел место, и намерены обратиться в Ассоциацию юристов России, чтобы те вышли с законодательной инициативой на депутатов Государственной Думы РФ о внесении изменений и дополнений в действующее законодательство России, которые исключили бы подобные факты в дальнейшем. В настоящее время к нам приходит множество жалоб от граждан – когда, например, два различных судьи одного и того же районного суда республики по двум одновременно поданным искам по одному и тому же делу о разделе территории общего двора выносят прямо противоположные решения, а противная сторона даже не уведомляется о процессе. Подобных обращений к нам поступило уже несколько десятков…
Напоследок добавим

Собранная редакцией информация не позволяет усомниться в том, что, несмотря на все заявления Президента России о поддержке бизнеса, который надо прекратить «кошмарить», о судебной реформе, призванной сделать суды подлинно независимыми, остаются в большей степени благими намерениями, а не повседневной практикой. И прямым оппонентом Президенту страны в данном случае становится руководство Верховного суда Республики Северная Осетия – Алания, как следует из текста выше изложенного письма и комментариев экспертов.

Да, в республике работает Общественный совет по противодействию коррупции. Но он еще не стал достаточно влиятельной силой, чтобы восстанавливать справедливость. Схожий с ним по задачам Общественный совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и защите прав человека, к сожалению, тоже делает пока свои первые шаги, в частности, по делу Ходорковского. Не будем бросать тень на всё судейское сообщество страны и РСО – Алании – везде есть и порядочные, и непорядочные судьи. И отделить первых от вторых способна только высочайшая персональная ответственность каждого судьи за каждое принятое им решение. Без срока давности. И под контролем общественности.

Уверены, что разговор на поднятую тему будет продолжен – в том числе и на страницах «ЮФ».

Источник: 
автор: 
admin
Раздел: 
Коррупция
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: