Точка невозврата... или Почему мысли об отъезде начинают посещать граждан России в последние годы даже больше, чем раньше?

11/03/2010 - 12:54

Недавно один мой знакомый, средней руки предприниматель, всегда очень лояльно относившийся к власти, поведал мне, что в его ближайших планах – откочевать из России в места более цивилизованные. Это человек, который еще три-четыре года назад вполне осознанно одобрял деятельность Путина, «Единой России» и тенденции развития страны. По принципу: «В политику не суйся, и тебя никто не тронет. Вот Ходорковский полез в политику – и получил по полной». На все мои доводы о том, что эта самая «политика» его все равно достанет, даже если он от нее будет бегать, приятель реагировал скептически. Как человек абсолютно практически мыслящий он готов был принимать отсутствие свободы слова, коррупцию, отмену выборов пока все это не оказывало видимого влияния на экономические процессы – во всяком случае, в той сфере, к которой относился его бизнес. Нет реальных выборов? А какая разница, если клиенты есть, деньги они платят, предприятие работает. Коррупция? Завел нужные связи, помогающие сравнительно недорого преодолевать косность и алчность бюрократической машины. Свобода слова? Да как-то не особо она нужна – «все равно я ей пользоваться не собираюсь, деньги любят тишину». Кроме того, и коррупцию, и сворачивание демократических свобод – явления, негативную сущность которых теоретически этот мой знакомый не отрицал – он готов был принять, так как считал их включенными в общие правила игры. А для него главное было – наличие общих правил. Плохих ли, хороших – не суть важно. Лишь бы общепринятых и устойчивых. И пока ему казалось, что все отдельные негативные факты укладываются в концепцию формирования таких правил – он готов был относиться к ним лояльно.

Приятель этот – бизнесмен из интеллектуалов. Возможно, не гениальный прогнозист, но человек с вполне развитым логическим мышлением. И он пришел к неутешительным для себя выводам о невозможности вести бизнес в России сейчас. Кто-то из более дальновидных, стратегически мыслящих сделал тот же вывод раньше – на два года, на пять, семь лет. И уже отбыл из страны. Кто-то из наиболее простых сфер бизнеса сделает этот вывод со временем. Но ясно, что сделает. И поступит так же, как поступает мой приятель – подастся подальше от стремительно модернизирующейся родины.

Почему мысли об отъезде начинают посещать граждан России в последние годы даже больше, чем раньше? Ведь, казалось бы, президент Медведев в своих заявлениях за этот период поставил весьма четкий диагноз системе и предложил не что-нибудь, а модернизацию в качестве средства лечения. По-моему, дело как раз в том, что некоторые надежды, которые вся активная часть общества (и экономически, и политически активная) связывала с личностью Медведева, все стремительнее тают. И если свои обманутые надежды можно было прощать «позднему» Путину, от которого, по большому счету, никто ничего хорошего не ждал, то от Медведева – ждали. Даже несмотря на его роль «ведомого» в тандеме. Все равно ждали. И когда надежды, питаемые два года, начали сменяться разочарованием, то разочарование это было тем горше и безысходней.

Когда самые приспособленные, самые стрессоустойчивые, самые циничные и практичные решают, что кроме отъезда за рубеж выхода нет – это уже даже не разочарование, это отчаяние. Отчаяние всей страны.

На таком фоне событие, которое должно произойти на днях, приобретает абсолютно символическое значение. Я имею в виду вынесение приговора Михаилу Ходорковскому. Мне не хочется здесь повторять сказанное тысячи раз: о политической мотивированности всего этого многосерийного процесса, о том, ночевали ли когда-нибудь совесть или понятие справедливости в тех, кто его режиссирует и принимает решения об исходе. Но практические результаты для страны нового обвинительного приговора Ходорковскому должны быть очевидны любому мало-мальски логически мыслящему человеку. Они таковы.

Первое: ставится крест на всех благих не то что начинаниях, а даже идеях и высказываниях господина Медведева. Например, нельзя будет дальше говорить о необходимости реформы суда, не воспользовавшись такой возможностью продемонстрировать образец независимого и объективного суда.

Второе: тут же сойдет на нет кредит доверия, отпущенный Медведеву наиболее активной и мыслящей частью общества. А ведь эта часть – единственная опора в его главном проекте – в модернизации страны.

Третье: кончится и кредит доверия модернизационным усилиям Медведева со стороны коллег-политиков за рубежом. Кончатся и рассыплются в прах симпатии к нему как к государственному деятелю, желающему поставить Россию на путь цивилизованного развития. А такие симпатии играют немалую роль и в дипломатии, и в межгосударственных экономических отношениях.

Четвертое: закончатся иностранные инвестиции. Ни один серьезный бизнесмен не понесет деньги в страну, столь открыто демонстрирующую презрение к здравому смыслу и каким бы то ни было правилам.

Пятое: из России будут уезжать те, кто до последнего старался остаться здесь, кто до последнего верил и готов был поддерживать хотя бы слабые и невнятные, но все же модернизационные усилия Медведева. Все, кто в состоянии будут покинуть страну, постараются это сделать. Представители науки, культуры это делают уже давно, теперь настает очередь предпринимателей. Тех, кого часто и лицемерно называют «основой будущего экономики страны» – малый и средний бизнес.

Шестое: не надо забывать, что каждый покидающий Россию предприниматель уводит отсюда не только финансовые потоки, но и рабочие места. На каждого уезжающего — пять, десять, двадцать, пятьдесят, сто новых безработных. Отдаленное представление о масштабе такой катастрофы дают цифры, приведенные в 2008 году «Новой газетой». За период с 2003 по 2008 год из России на ПМЖ за рубеж выехали до 440 тысяч человек. Среди них – 5% бизнесменов. Рискну предположить, что в случае обвинительного приговора Ходорковскому предпринимателей среди выезжающих станет гораздо больше в процентном соотношении.

Это только лежащие на поверхности, самые очевидные последствия возможного обвинительного приговора Ходорковскому. Я недаром оговорился, что процесс над МБХ – это символическое действие. Знаковое, если угодно. Дающее ответ на единственный, но самый главный вопрос: готов ли Медведев сделать все, от него зависящее, чтобы попытаться вытащить Россию из пропасти? Чтобы противопоставить хоть что-то охватывающему страну отчаянию? Обвинительный приговор – это «точка невозврата», после которой Медведеву гарантировано лишь пассивное наблюдение за тем, как вымирает и пустеет Россия. Пусть даже не по его вине. История все равно будет спрашивать и с него тоже.

Роман Хахалин. эксперт "ЕЖ"

Источник: 
автор: 
Маргарита Ефремова
Раздел: 
Публикации
автор:
Сергей САХАРКОВ

Новости партнеров: